СТАТЬИ   КНИГИ   БИОГРАФИЯ   ПРОИЗВЕДЕНИЯ   ИЛЛЮСТРАЦИИ   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"От Санкт-Петербурга - 69 до Пскова - 239"


Этот полосатый верстовой столб стоял некогда возле почтовой станции Выра. В пушкинское время здесь проходил Белорусско-Киевский тракт. Он шел от Петербурга в западные губернии России. Выра была третьей станцией от столицы, тут путники меняли лошадей.

Для доставки спешной государственной почты с фельдъегерями, нарочными и курьерами станция располагала пятью быстрыми почтовыми тройками, для путешествующих предназначались пятьдесят пять лошадей.

Два одноэтажных домика станции, сложенных из кирпича и выкрашенных в розовый цвет, выходили фасадом на дорогу и соединялись между собой кирпичной оградой с воротами посередине. Через них на широкий мощеный двор въезжали кареты, коляски, возки и брички путешествующих. Внутри двора находились конюшни, амбар, пожарная каланча, коновязи и колодец. Один из домиков служил жилищем для смотрителя станции, за ним так и сохранилось название "Домик станционного смотрителя".

Эта старинная постройка связана с именем великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

Пушкин много путешествовал. Путь его по России равен 34 тысячам километров. Странствия давали поэту огромный материал, подсказывали сюжеты и образы многих произведений. Одно из таких произведений - повесть "Станционный смотритель". В этой повести Пушкин говорит: "...в течение двадцати лет сряду изъездил я Россию по всем направлениям; почти все почтовые тракты мне известны; несколько поколений ямщиков мне знакомы; редкого смотрителя не знаю я в лицо, с редким не имел я дела..."

Путешествия по почтовым трактам, поневоле медлительные, с неизбежными задержками на станциях, превращались для современников Пушкина в событие и, естественно, отразились в русской литературе. Тема дороги так или иначе встречается почти у всех поэтов и писателей 1820-1830-х годов. В стихотворениях и поэмах, в повестях и рассказах описаны и звон валдайского колокольчика, и песни ямщиков, и дорожные размышления путешественников.

Не только Пушкин в повести "Станционный смотритель", но и многие другие писатели нередко избирали местом действия почтовый двор.

В комедиях и водевилях часто изображались задержки на станциях, досада проезжающих, и всюду неизбежными виновниками зла являлись смотрители станций.

Традиционное изображение почтовой станции и ее смотрителя дал в 1825 году друг Пушкина поэт Петр Андреевич Вяземский в стихотворении "Станция".

 Досадно слушать "sta viator"* 
 Иль, изъяснялся простей:
 "Извольте ждать, нет лошадей", -
 Когда губернский регистратор,
 Почтовой станции диктатор
 (Ему типун бы на язык!)
 Сей речью ставит вас в тупик.
 От этого-то русским трактом
 Езда не слишком веселит;
 Как едешь, действие кипит,
 Приедешь - стынет за антрактом...

* (Стой, путник (лат.).)

Хотя А. С. Пушкин взял эпиграфом к своей повести две строки из этого стихотворения, несколько изменив их:

 Коллежский регистратор,
 Почтовой станции диктатор, -

он иным увидел станционного смотрителя, самого маленького чиновника на Руси - "сущего мученика четырнадцатого класса". Созданный Пушкиным образ Самсона Вырина положил начало гуманистической традиции в изображении "маленьких людей" в русской литературе.

Интересен выбор Пушкиным фамилии своего героя. "Легко можно догадаться, - писал он в повести, - что есть у меня приятели из почтенного сословия смотрителей. В самом деле, память одного из них мне драгоценна. Обстоятельства некогда сблизили нас..."

Неизвестно, был ли у Вырина прототип или поэт соединил в нем черты многих людей. Известно лишь, что фамилия Вырин в те времена не встречалась. По всей вероятности, здесь нашли отражение дорожные впечатления поэта. Он дал ему фамилию по названию так хорошо знакомой станции. Пушкин проезжал через нее не менее тринадцати раз. Поэта могло привлечь старославянское происхождение названия станции. Выра - древнерусское селение. Уже с XV века его упоминают новгородские писцовые книги.

От почтовой станции Выра до нашего времени сохранились остатки строений, в частности чудом уцелевший домик станционного смотрителя. С этим домиком связано много легенд. Они утверждают, что именно здесь жил герой повести Пушкина "Станционный смотритель", что будто бы отсюда проезжий гусар увез его дочь - красавицу Дуню и что Самсон Вырин похоронен на местном кладбище.

"Домик станционного смотрителя" был реставрирован на средства колхоза имени В. И. Ленина и Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. 15 октября 1972 года в нем открыта музейная экспозиция, рассказывающая о дорожном быте России первой трети XIX века и героях повести "Станционный смотритель".

Экспозиция "Домика станционного смотрителя" создана Всесоюзным музеем А. С. Пушкина в соответствии с повестью, архивными документами и материалами Центрального музея связи СССР.

Посетитель, вошедший в музей, попадает в обстановку типичной почтовой станции пушкинского времени. Уже в сенях, освещенных тусклым фонарем, он видит "Высочайше утвержденные дорожные правила": "Желающий ехать на почтовых лошадях должен испросить на месте своего пребывания подорожную; без подорожной же никто не может получить почтовых лошадей". Из сеней направо - просторная горница в четыре окна: "чистая половина для проезжающих". Здесь стоят залавки и диваны, рассчитанные на необходимость долгого "сидения", а иногда и ночлега в ожидании лошадей, сундуки, чемоданы и дорожные шкатулки проезжающих. Здесь же находится рабочий стол смотрителя станции, большой обеденный стол для проезжающих и кровать с "пестрой занавескою". На окнах комнаты - "горшки с бальзамином", цветами, которые выращивала дочь Самсона Вырина Дуня. Стены украшены лубочными картинками, в красном углу висят иконы, над столом смотрителя - царский портрет и дорожные правила.

Сразу при входе обращают на себя внимание приклеенные к стене "Постановления, до всеобщего сведения касающиеся". Главное из них - "Какому чину и по скольку выдавать лошадей". Это постановление обязывало смотрителя станции обеспечивать проезжающих лошадьми, соблюдая "Табель о рангах".

Генерал-фельдмаршал, генерал-адмирал, канцлер и другие "особы первого класса" могли при желании потребовать на станции двадцать лошадей. "Особы второго класса" - митрополиты, архиереи, действительные тайные советники, члены Государственного совета и сенаторы - пятнадцать лошадей. "Особы третьего класса" - генерал-лейтенанты, вице-адмиралы, тайные советники - двенадцать лошадей, и так далее. Чем ниже чин, тем меньше лошадей полагалось. "Особы с девятого по четырнадцатый класс" - капитаны, штабс-капитаны, лейтенанты, титулярные советники, военные и морские обер-офицеры и прочие чины могли получить по три лошади. "Нижним же чинам и служителям" полагалось всего по две.

Так как особы высших классов обслуживались в первую очередь, малочиновным или вовсе не имеющим чинов путешественникам приходилось ожидать лошадей подолгу.

В первую очередь, без задержки, лошади выдавались государственным курьерам и фельдъегерям. Для них на станции всегда стояли наготове тройки, и смотритель не имел права выдавать их другим.

"При получении почтовых лошадей, - говорилось в правилах для проезжающих, - в Российской империи берутся прогонные деньги ассигнациями и медною монетою". Затем сказано: "Никто не имеет права принуждать ямщика без перемены лошадей проезжать станцию, также и к скорой езде; ибо ямщики должны везти в час неотменно: обыкновенных проезжающих в летнее время 10, в зимнее 12, а в осеннее 8 верст. Курьеры же и фельдъегери имеют быть возимы столь поспешно, сколько сие будет возможно".

Скорой езде препятствовало плохое состояние дорог, а потому она разрешалась только зимой, по санному пути.

Русским дорогам, трудному быту путешественников А. С. Пушкин посвятил известные строки романа "Евгений Онегин":

 Теперь у нас дороги плохи,
 Мосты забытые гниют,
 На станциях клопы да блохи
 Заснуть минуты не дают...
 Зато зимы порой холодной
 Езда приятна и легка...
 Дорога зимняя гладка...
 Неутомимы наши тройки,
 И версты, теша праздный взор,
 В глазах мелькают как забор...

Путешествие на почтовых обходилось дорого. Недаром в той же, седьмой главе своего романа Пушкин писал:

 ...Ларина тащилась,
 Боясь прогонов дорогих,
 Не на почтовых, на своих...

Почтовые тарифы были высокими, оклады почтовых служащих (смотрителей, ямщиков, почтарей) низкими. Это делало почту доходной статьей государства.

Если проезжающий оставался недоволен долгим ожиданием или чем-либо иным, он имел право "принести жалобу в обидах, учиненных на станции", записав ее в специально для того предназначенную "шнуровую книгу". Но так как лошадей всегда не хватало, то на деле обиды в самом настоящем смысле причинялись не кому иному, как смотрителю, маленькому бесправному станционному чиновнику.

Яркой иллюстрацией к повести Пушкина служит пункт из постановлений для проезжающих: "Станционные смотрители, которые не имеют классных чинов, в ограждение обид пользуются по высочайшей воле 14-м классом".

Другой пункт гласит о запрещении "чинить станционным смотрителям притеснения и оскорбления или почтарям побои".

Как уже говорилось, пользоваться услугами почты можно было только при наличии подорожной - документа, удостоверяющего личность путешественника и цель поездки. "Оные выдаются, - как сообщалось в правилах, - в городах: губернских от начальников губерний, областных от начальников областей, а в уездах от городничих".

На столе станционного смотрителя лежит книга для записи подорожных. Здесь можно видеть копию подорожной самого Пушкина:

"По указу Его Величества, Государя Императора Александра Павловича Самодержца Всероссийского и прочая, и прочая, и прочая показатель сего, Ведомства Государственной Коллегии иностранных дел коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен по надобности службы к Главному попечителю колонистов Южного края России, Г. Генерал-лейтенанту Инзову; почему для свободного проезда сей пашпорт из оной Коллегии дан ему в Санкт-Петербурге мая 5 дня 1820 года".

Пушкин бывал здесь и прежде. Еще во младенчестве возили его по этой дороге родители Надежда Осиповна и Сергей Львович. Позже поэт ездил через Выру в Михайловское.

Деревня Выра
Деревня Выра

Первое самостоятельное путешествие в псковское имение родителей он совершил в июле 1817 года, сразу после окончания Лицея, определившись на службу в Коллегию иностранных дел. Второе - в 1819 году, также в июле, когда после болезни, испросив отпуск, Пушкин отправился в деревню к родным.

1820 год - начало странствий поэта. За вольнолюбивые стихи и эпиграммы Пушкин, едва избежав ссылки в Сибирь, был по приказу царя выслан из Петербурга. Под видом командировки его отправили на юг России.

Проехав через Выру, Пушкин добрался по Белорусско-Киевскому почтовому тракту к месту своего назначения - город Екатеринослав. Во время ссылки на юг поэт побывал на Кавказе, в Крыму, в Бессарабии. После четырехлетнего пребывания на юге поэта выслали из Одессы на север, в псковское имение его родителей - село Михайловское.

Именно с Белорусско-Киевским трактом был связан замысел неосуществленного произведения Пушкина "Записки молодого человека". В рукописях поэта сохранился отрывок этой задуманной им повести о декабристе.

Судя по замыслу, герой повести, молодой прапорщик, едет в мае 1825 года в местечко Васильков Киевской губернии, в Черниговский полк. Именно в этих местах и произошло в декабре 1825 года восстание, организованное членами Южного общества декабристов. Черниговский полк под командованием С. И. Муравьева-Апостола (одного из пятерых казненных впоследствии руководителей движения) потерпел поражение. В отрывке описана одна из станций Белорусско-Киевского почтового тракта, расположенная недалеко от Петербурга.

"4 мая 1825 г. произведен я в офицеры, 6-го получил повеление отправиться в полк в местечко В <асильков>. 9-го выехал из Петербурга.

Давно ли я был еще кадетом? Давно ли будили меня в 6 часов утра, давно ли я твердил немецкий урок при вечном шуме корпуса? Теперь я прапорщик, имею в сумке 475 р., делаю, что хочу, и скачу на перекладных в местечко Васильков. Теперь стук тележки да звон колокольчика одни нарушают окрестное безмолвие...

Приехав на станцию, я отдал кривому смотрителю свою подорожную и потребовал скорее лошадей. Но с неизъяснимым неудовольствием услышал я, что лошадей нет...

На станции стояла одна курьерская тройка, и смотритель не мог ее мне дать - если паче чаяния наскачет курьер или фельдъегерь и не найдет лошадей, то что с ним тогда будет, беда - он может лишиться места, пойти по миру. Я попытался подкупить его совесть, но он остался неколебим и решительно отвергнул мой двугривенник. Нечего делать! Я покорился необходимости..."

Далее герой Пушкина описывает лубочные картинки - обычное украшение почтовых станций:

"- Угодно ли чаю или кофею, - спросил меня смотритель.

Я благодарил и занялся рассмотрением картинок, украшающих его смиренную обитель. В них изображена история блудного сына. В первой почтенный старик в колпаке и в шлафорке отпускает беспокойного юношу...

В другой изображено яркими чертами дурное поведение развратного молодого человека... Далее промотавшийся юноша в французском кафтане и треугольной шляпе пасет свиней... Наконец представлено возвращение его к отцу своему...

Прочие картины не имеют рам и прибиты к стене гвоздиками. Они изображают погребение кота, спор красного носа с сильным морозом и тому подобное..."

Вероятно, работу над повестью Пушкин оставил по цензурным соображениям. Вспоминать о декабристах в годы царствования Николая I было невозможно. Фрагмент "Записок" - описание картинок на стене почтовой станции - он использовал в повести "Станционный смотритель".

Лубок на тему евангельской притчи о блудном сыне получил в "Станционном смотрителе" особый смысл. Он созвучен рассказу о героине повести Дуне - "заблудшей овечке", как называл ее отец.

Сюжет и образы повести подсказаны Пушкину самой жизнью. Основная тема - бесправное положение маленького человека. Пушкин относится к своему герою с глубоким сочувствием и пониманием. Это ощущается с первых строк повести:

"Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим или, по крайней мере, муромским разбойникам? Будем однако справедливы, постараемся войти в их положение и, может быть, станем судить о них гораздо снисходительнее. Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда (ссылаюсь на совесть моих читателей). Какова должность сего диктатора, как называет его шутливо князь Вяземский? Не настоящая ли каторга? Покою ни днем, ни ночью. Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут - а виноват смотритель. Входя в бедное его жилище, проезжающий смотрит на него, как на врага; хорошо, если удастся ему скоро избавиться от непрошеного гостя; но если не случится лошадей?.. Боже! какие ругательства, какие угрозы посыплются на его голову! В дождь и слякоть принужден он бегать по дворам; в бурю, в крещенский мороз уходит он в сени, чтоб только на минуту отдохнуть от крика и толчков раздраженного постояльца. Приезжает генерал; дрожащий смотритель отдает ему две последние тройки, в том числе курьерскую. Генерал едет, не сказав ему спасибо. Чрез пять минут - колокольчик!.. и фельдъегерь бросает ему на стол свою подорожную!.. Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием".

"Домик станционного смотрителя" - единственный в стране музей литературных героев Пушкина.

Вся обстановка "чистой половины для проезжающих" - эта "смиренная, но опрятная обитель", "горшки с бальзамином, и кровать с пестрой занавескою, и прочие предметы", которые теперь можно видеть в экспозиции, воскрешают в памяти строки пушкинской повести.

Из "чистой половины" - вход в небольшую "смотрительскую". Это то самое помещение "за перегородкой", где жила героиня повести Дуня. В ее горнице стоит старинный, очень простой комод, рядом со скромным зеркальцем - пяльцы, небольшая шкатулка, вязанье, у окна ветхий рукодельный столик. Украшает уголок Дуни ее любимый цветок - бальзамин. Над комодом - портрет этой юной голубоглазой красавицы. "Ах, Дуня, Дуня! Что за девка-то была, - говорится о ней в повести. - Бывало, кто ни проедет, всякий похвалит, никто не осудит... Ею дом держался: что прибрать, что приготовить, за всем успевала".

На комоде портрет Минского - молодого гусара с черными усиками.

Самсон Вырин изображен в смотрительской форме. Он вписывает в книгу подорожные. Перед ним те же самые предметы - чернильница с песочницей, шкатулка для прогонных денег и книга для записи подорожных, которые и сейчас можно видеть на столе смотрителя.

Все портреты выполнены художницей Н. М. Берлович в духе любительских альбомных рисунков пушкинской эпохи.

В экспозиции представлены фотокопии рукописей Пушкина. Они рассказывают о работе поэта над "Станционным смотрителем", написанным в Болдине в сентябре 1830 года. Здесь же - сборник прозаических его произведений "Повести, изданные Александром Пушкиным", в котором в 1834 году, вторично при жизни поэта, были напечатаны "Повести Белкина". В "смотрительской" находятся и копии иллюстраций художника М. В. Добужинского к "Станционному смотрителю".

Все постройки станции предполагается восстановить. О том, как она будет выглядеть, можно судить по рисункам художника-архитектора С. П. Светлицкого.

В "смотрительской" помещена подробная карта путешествий А. С. Пушкина по России, ноты ямщицких песен, тексты дорожных стихов Пушкина и стихов его современников.

В конце осмотра посетитель попадает в "ямщицкую половину" "Домика станционного смотрителя". Здесь ямщики ожидали очереди на выезд, грелись, чинили сбрую.

Большую часть "ямщицкой" занимает русская печь, рядом с ней - полати, у окна - стол и лавки. В красном углу - икона, изображающая святого Власия, покровителя животных. На столе, рядом с деревянными чашками и ложками и кисетом из бересты, лежат старинные карты. В свободное время ямщики могли играть здесь в народную карточную игру - "носки". На стенах висят хомуты, дуги, сбруя, украшенная колокольчиками и бубенцами, и одежда ямщиков того времени: шапки, армяки, полушубок. Есть здесь, конечно, и балалайка - старинный музыкальный инструмент.

В зимнюю стужу, в летнюю жару, в осеннюю и весеннюю распутицу путешествовали люди на лошадях. Простые русские мужики круглый год несли свою нелегкую службу на дорогах Российской империи. Под звон колокольчика во время долгого, трудного пути они развлекали и себя и своих седоков народными песнями, меткими пословицами.

Их любил слушать Пушкин, внимательно изучавший жизнь народа.

Народные песни Пушкин не только слушал, но и записывал. По словам известного собирателя русского фольклора П. В. Киреевского, поэт доставил ему "замечательную тетрадь песен". Эти песни в собрании Киреевского сохранились. Среди них есть и такие, которые пели ямщики. Об одной из них Пушкин говорит в стихотворении 1833 года:

 В поле чистом серебрится
 Снег волнистый и рябой,
 Светит месяц, тройка мчится
 По дороге столбовой. 

 Пой: в часы дорожной скуки,
 На дороге, в тьме ночной
 Сладки мне родные звуки
 Звонкой песни удалой. 

 Пой, ямщик! Я молча, жадно
 Буду слушать голос твой.
 Месяц ясный светит хладно,
 Грустен ветра дальний вой. 

 Пой: "Лучинушка, лучина,
 Что же не светло горишь?"

Старинную ямщицкую песню Пушкин привел в романе "Капитанская дочка":

 Сторона ль моя, сторонушка, 
 Сторона незнакомая! 
 Что не сам ли я на тебя зашел, 
 Что не добрый ли да меня конь завез: 
 Завезла меня, доброго молодца, 
 Прытость, бодрость молодецкая, 
 И хмелинушка кабацкая.

Он сделал ее эпиграфом к главе "Вожатый".

В этой главе Пушкин приводит и очень распространенную ямщицкую пословицу: "Лошади чужие, хомут не свой, погоняй, не стой". Ее обычно произносили ямщики при назойливых требованиях "погонять быстрее".

Многие стихи Пушкина и других поэтов, его современников, еще при их жизни стали народными песнями. Эти песни тоже певали ямщики. Так, часть стихотворения поэта-декабриста Ф. Н. Глинки "Сон русского на чужбине" превратилась в одну из самых популярных, любимых и в наше время русских песен:

 И мчится тройка удалая 
 В Москву дорогой столбовой, 
 И колокольчик - дар Валдая 
 Гудит, качаясь, под дугой... 
 Младой ямщик бежит с полночи: 
 Ему сгрустилося в тиши, 
 И он запел про ясны очи, 
 Про очи девицы-души: 
 "Ах, очи, очи голубые! 
 Вы иссушили молодца! 
 Зачем, о люди, люди злые, 
 Зачем разрознили сердца? 
 Теперь я горький сиротина!" 
 И вдруг махнул по всем по трем...

В стихотворении "Зимняя дорога", написанном в 1826 году, Пушкин передает не только дорожные настроения, но и ритм быстрой езды. Оно тоже стало песней:

 По дороге зимней, скучной
 Тройка борзая бежит,
 Колокольчик однозвучный
 Утомительно гремит. 

 Что-то слышится родное
 В долгих песнях ямщика:
 То разгулье удалое,
 То сердечная тоска... 

 Ни огня, ни черной хаты...
 Глушь и снег... Навстречу мне
 Только версты полосаты
 Попадаются одне...

В "Домике станционного смотрителя" по-особому воспринимается известное стихотворение Пушкина "Дорожные жалобы", написанное в 1829 году. Здесь поэт как бы подводит итог своим дорожным впечатлениям. Но содержание стихотворения этим не исчерпывается. В нем запечатлена не только горестная картина николаевской Руси, ее плохих дорог, холодных станций и голодных трактиров. Это стихотворение - рассказ о тяжелой судьбе самого поэта:

 Долго ль мне гулять на свете
 То в коляске, то верхом,
 То в кибитке, то в карете,
 То в телеге, то пешком? 

 Не в наследственной берлоге,
 Не средь отческих могил,
 На большой мне, знать, дороге
 Умереть господь судил...

В основной текст не вошли строки:

 Иль в ухабе, или в луже,
 Иль на станции пустой,
 Что сего гораздо хуже -
 У смотрителя больной.

Эти строки роднят стихотворение с повестью "Станционный смотритель", со всем тем, о чем рассказывает теперь музей в деревне Выра.

Много любви и энтузиазма проявили инициаторы и создатели этого необыкновенного музея.

Токарь Иван Дмитриевич Ларин - председатель одной из первичных организаций Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, Павел Семенович Терещенко - председатель колхоза имени В. И. Ленина и Александр Александрович Семочкин - архитектор этого колхоза давно лелеяли мечту о восстановлении "Домика станционного смотрителя". Они обратились за помощью в Ленинград, во Всесоюзный музей А. С. Пушкина. Научные сотрудники музея разработали проект экспозиции.

На проезжей дороге, у бывшей станции, снова, как в пушкинские времена, установили полосатый столб - указатель верст. Рядом, еще до восстановления "Домика", по проекту А. А. Семочкина была построена деревенская чайная, по интерьеру напоминающая старинный трактир.

Прекрасное шоссе вызывает в памяти строки "Евгения Онегина":

 ...дороги, верно, 
 У нас изменятся безмерно:
 Шоссе Россию здесь и тут,
 Соединив, пересекут... 

 Мосты чугунные чрез воды
 Шагнут широкою дугой,
 Раздвинем горы, под водой
 Пророем дерзостные своды...

Много вещей пушкинской эпохи собрали для "Домика станционного смотрителя" члены районного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. С особенным интересом и любовью отнеслись к музею местные жители. В деревнях, находящихся вблизи Выры, сохранились предметы дорожного быта, ямщицкая одежда. Они переданы жителями в музей и вошли в экспозицию.

"Домик станционного смотрителя" - памятник родной истории - стал истинно народным музеем и вызывает все больший интерес многочисленных посетителей.

'Домик станционного смотрителя'
'Домик станционного смотрителя'

В сенях
В сенях

В сенях
В сенях

'Чистая половина для проезжающих'
'Чистая половина для проезжающих'

Тульский самовар работы начала XIX века
Тульский самовар работы начала XIX века

Окно 'чистой половины'
Окно 'чистой половины'

Голландская печь на 'чистой половине'
Голландская печь на 'чистой половине'

Дорожные вещи проезжающих - сундук, чемодан, шкатулка
Дорожные вещи проезжающих - сундук, чемодан, шкатулка

Чемодан для перевозки ценных бумаг и рукописей
Чемодан для перевозки ценных бумаг и рукописей

Уголок 'чистой половины' с зеркалом, скамеечкой и деревянным фонарем
Уголок 'чистой половины' с зеркалом, скамеечкой и деревянным фонарем

Шкатулка для прогонных денег
Шкатулка для прогонных денег

Шляпа станционного смотрителя
Шляпа станционного смотрителя

Старинный кованный железом сундук для хранения прогонных денег и документов
Старинный кованный железом сундук для хранения прогонных денег и документов

Уголок 'чистой половины'. На стенах - лубочные картинки
Уголок 'чистой половины'. На стенах - лубочные картинки

Кровать смотрителя
Кровать смотрителя

Старинный залавок на 'чистой половине'
Старинный залавок на 'чистой половине'

Стол станционного смотрителя
Стол станционного смотрителя

Чернильница с песочницей, подсвечник и пепельница на столе станционного смотрителя
Чернильница с песочницей, подсвечник и пепельница на столе станционного смотрителя

Копия подорожной А. С. Пушкина
Копия подорожной А. С. Пушкина

Лубочная картинка к народной песне на стихи А. С. Пушкина 'Под вечер осенью ненастной'
Лубочная картинка к народной песне на стихи А. С. Пушкина 'Под вечер осенью ненастной'

Часть литературной экспозиции музея
Часть литературной экспозиции музея

Комод в уголке Дуни
Комод в уголке Дуни

Рукодельный столик
Рукодельный столик

Фотокопия рукописи А. С. Пушкина
Фотокопия рукописи А. С. Пушкина

Полотенце с вышивкой 'Тройка'
Полотенце с вышивкой 'Тройка'

Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'.
Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'. "Дрожки остановились перед трехэтажным домом... и гусар вбежал на крыльцо".

Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'.
Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'. "Дуня, одетая со всею роскошью моды, сидела на ручке его кресел..."

Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'.
Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'. "Ехала она в карете в шесть лошадей, с тремя маленькими барчатами и с кормилицей..."

Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'.
Иллюстрации М. В. Добужинского к повести А. С Пушкина 'Станционный смотритель'. "Она легла здесь и лежала долго".

Карта путешествий А. С. Пушкина
Карта путешествий А. С. Пушкина

Валдайский колокольчик 1830-х годов
Валдайский колокольчик 1830-х годов

Ноты русских романсов
Ноты русских романсов

Фельдъегерь. Картина неизвестного художника с рисунка А. О. Орловского
Фельдъегерь. Картина неизвестного художника с рисунка А. О. Орловского

Уголок 'ямщицкой половины'
Уголок 'ямщицкой половины'

Одежда ямщика: летняя шляпа, полушубок и шапка
Одежда ямщика: летняя шляпа, полушубок и шапка

Стол, за которым обедали ямщики
Стол, за которым обедали ямщики

Кисет из бересты
Кисет из бересты

Уголок 'ямщицкой половины'
Уголок 'ямщицкой половины'

Хозяйственная утварь
Хозяйственная утварь

Старинный медный рукомойник и полотенце
Старинный медный рукомойник и полотенце

Кумачовый вышитый кисет
Кумачовый вышитый кисет

Прялка и моталка для ниток
Прялка и моталка для ниток

Старинная крестьянская утварь
Старинная крестьянская утварь

Полати на 'ямщицкой половине'
Полати на 'ямщицкой половине'

Бадейка с ковшом
Бадейка с ковшом

Русская дорога
Русская дорога

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© A-S-PUSHKIN.RU, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://a-s-pushkin.ru/ 'Александр Сергеевич Пушкин'
Рейтинг@Mail.ru