Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Экскурсии по пушкинской Одессе

Памятник Пушкину в Одессе. Скульптор Ж. А. Полонская, архитектор Х. К. Васильев
Памятник Пушкину в Одессе. Скульптор Ж. А. Полонская, архитектор Х. К. Васильев

В центре города

Пушкинская улица, 13 (Музей-квартира А. С. Пушкина). Одна из красивейших тенистых улиц Одессы, бывшая Итальянская, 25 июня 1880 года была переименована в Пушкинскую. В доме, принадлежавшем в начале прошлого века негоцианту Карлу Сикару, останавливался А. С. Пушкин, о чем свидетельствует установленная на фасаде дома мемориальная доска.

"Из всех домов, посещаемых Пушкиным в Одессе, - вспоминает Липранди, - особенно любил он обедать у негоцианта Сикара, некогда французского консула, одного из старейших жителей Одессы... Пушкин был всегда приглашаем, и здесь я его находил, как говорится, совершенно в своей тарелке, дающим иногда волю болтовне, которая любезно принималась собеседниками". Сикар был умный, веселый человек. Его перу принадлежит брошюра "Письма об Одессе".

Квартира-музей Л. С. Пушкина в Одессе
Квартира-музей Л. С. Пушкина в Одессе

18 июня 1961 года в этом доме, разрушенном фашистами и восстановленном после Великой Отечественной войны, открыт Музей-квартира А. С. Пушкина. Экспозиция расположена в четырех небольших уютных комнатах. На стенах фотокопии рукописей поэта одесского периода. В шкафу хранятся книги из библиотеки Воронцова. В витринах выпуски рукописного журнала "Ареопаг", издаваемого в Ришельевском лицее. Виды Одессы в литографиях итальянского художника Карло Бассоли дают представление о пушкинском времени.

Угол улиц Ленина и Ласточкина (бывшая гостиница Рено; здание не сохранилось). По Пушкинской улице маршрут можно продолжить до Дерибасовской, затем подняться до Театральной площади. На углу улиц Ришельевской (ныне улица Ленина) и Ланжероновской (ныне улица Ласточкина) находилась в начале прошлого века гостиница Рено. Иван Петрович Рено владел в ту пору участками, выходившими на Ришельевскую и Ланжероновскую, где теперь разбит сквер, - справа, если встать лицом к театру.

Приехав в Одессу в 1823 году, Пушкин на почтовых лошадях проехал через Тираспольскую заставу, по улице Тираспольской (ныне улица 1905 года) и через центр города, по улицам Преображенской (ныне Советской Армии) и Гимназской (Дерибасовской) и остановился в гостинице Рено. Здесь был сравнительно дешевый заезжий двор, где "в обширной усадьбе, во дворе, скоплялись чумацкие возы, волы, лошади, помещичьи тарантасы. А в "чистых комнатах" останавливались приезжие. Один из них, Ф. Ф. Вигель, приехавший в Одессу 26 июля 1823 года, остановился ".. .в известнейшем отеле Рено, близ театра... в двух небольших комнатах... над конюшнями". 3 В своих воспоминаниях Вигель сообщает: "Рядом со мной, об стену, жил Пушкин..."

Квартира-музей А. С. Пушкина в Одессе
Квартира-музей А. С. Пушкина в Одессе

Один из флигелей Рено сдавал состоявшему в отставке А. Ф. Ланжерону, здесь (улица Ласточкина) граф "мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий" и давал читать письма, полученные от Александра I. Соседние с гостиницей Рено дома принадлежали графине Ржевусской, у которой также мог бывать Пушкин.

В доме Рено находилось казино, где с углового балкона открывался вид на Театральную площадь.

В гостинице Рено во время приезда Пушкина находился ресторан "услужливого Оттона", прославленного поэтом в романе "Евгений Онегин".

 ...Иду гулять. Уж благосклонный 
 Открыт Casino, чашек звон 
 Там раздается; на балкон 
 Маркер выходит полусонный 
 С метлой в руках, и у крыльца 
 Уже сошлися два купца. 

* * *
Глядишь - и площадь запестрела. Все оживилось; здесь и там Бегут за делом и без дела, Однако больше по делам.
Пушкинские места Одессы
Пушкинские места Одессы

1. Улица Пушкинская (бывш. Итальянская), 13. Дом-музей А.С.Пушкина.

2. Угол улиц Ленина и Ласточкина (бывш. Ришельевская и Ланжероновская). Дом Рено, казино.

3. Театральная площадь, 8 (на этом месте находился первый Одесский театр).

4. Приморский бульвар. Памятник А. С. Пушкину.

5. Улица Карла Маркса (бывш. Екатерининская), 14. Ришельевский лицей.

6. Красный переулок, 18. Гетерия.

7. Площадь Мартыновского (бывш. Греческая). Греческий базар.

8. Дерибасовская, 22-24 (бывш. Гимназская). Городской сад.

9. Дерибасовская, 24. Канцелярия М. С. Воронцова.

10. Площадь Советской Армии (бывш. Преображенская). Собор (не сохранился).

11. Улица Петра Великого (бывш. Дворянская), 1. Дом Ризнич (не сохранился).

12. Улица Подбельского (бывш. Коблевская), 35. Дом Кирьякова.

13. Улица Пастера (бывш. Херсонская), 42. Дом Фунуклея, где жили М. С. Воронцов и Е. К. Воронцова до постройки дворца.

14. Улица Пастера, 34. Дом Ромаре, где помещалась канцелярия с сентября 1823 года.

15. Улица Короленко (бывш. Софиевская),

14. Дом В.Л.Давыдова, где жила В. Ф. Вяземская.

16. Улица Короленко, 5/а. Дворец Потоцкого, ныне Художественный музей.

17. Улица Пастера, 5. Бывший госпиталь.

18. Улица Станиславского, 56 (бывш. Раскидайловская). Дача Дюка Ришелье "Дюковский сад" - парк Победы.

19. Виноградная улица, 37-59. Хутор К. Собаньской на Водяной балке.

20. Улица Свердлова (бывш. Канатная), 2. Дом И. П. Бларамберга.

21. Улица Свердлова, 15. Дом С. Г.Волконского.

22. Улица Лизогуба, 5-7 (бывш. Карантинная). Дом Александра Собаньского.

23. Улица Розы Люксембург (бывш. Полицейская), 5-7. Дом Бонавентуры Залесского.

24. Парк имени Т. Г. Шевченко. Карантин, 177 крепостная стена.

25. Комсомольский пляж (бывш. дача Ланжерона). Хутор Ланжерона.

26. Пролетарский бульвар (бывш. Французский бульвар); от переулка Веры Инбер до Лермонтовского переулка. Хутор, где жил Гурьев.

27. Пролетарский бульвар, от Лейтенантского до Кирпичного переулка. Хутор А. О. Россет, потом Льва Нарышкина.

28. Пролетарский бульвар, 37-63. Хутор Фиогности, где жила В. Ф. Вяземская.

29. Пролетарский бульвар, 69-85. Хутор Рено.

Театральная площадь, 8 (первый городской театр). В начале XIX века на этом месте стоял первый городской театр, воспетый А. С.Пушкиным. В репертуаре сезона 1823/24 года были оперы Россини "Севильский цирюльник", "Итальянка в Алжире", "Сорока-воровка", "Турок в Италии", "Золушка", опера-буфф Чимарозы "Тайный брак". Представления давала труппа итальянских актеров, возглавляемая Бонавольо, с примадонной Аделиной Каталани. Вспоминая вечера, проведенные в театре, Пушкин писал о музыке Россини:

Собор и Преображенская площадь. К. Бассоли. 1837 г.
Собор и Преображенская площадь. К. Бассоли. 1837 г.

Одесса. Вид на Ришельевскую улицу. Гаюи. Литография. Начало XIX в.
Одесса. Вид на Ришельевскую улицу. Гаюи. Литография. Начало XIX в.

 Он звуки льет - они кипят, 
 Они текут, они горят 
 Как поцелуи молодые. 
 Все в неге, в пламени любви, 
 Как зашипевшего Аи 
 Струя и брызги золотые... 
Одесса. Гостиница Сикара. Литография. Начало XIX в.
Одесса. Гостиница Сикара. Литография. Начало XIX в.

Автором проекта первого одесского театра был архитектор Тома-де-Томон, прославившийся в Петербурге проектом Биржи и перестройкой Большого театра. Вот как он описывает в своем "Трактате об искусстве" внешний вид театра в Одессе: "Фасад этого театра представляет небольшой греческий храм. Он имеет шесть колонн ионического ордера, стоящих на цоколе, середина которого является выходом в вестибюль, ведущий в партер и коридор театра. Имеется три главных входа и шесть выходов".

Одесса. Здание театра. Литография. Начало XIX в.
Одесса. Здание театра. Литография. Начало XIX в.

Учитывая перспективу морского простора и место, где должен был стоять театр, одесский архитектор Фраполли изменил проект: сделал портик более торжественным, во всю ширину здания, заменил дорогостоящие фигуры муз гирляндами и фризом. Театр был невелик, всего на восемьсот мест: пять рядов кресел партера, пять амфитеатра, тридцать лож в двух ярусах и раек.

Директором театра был негоциант Иван Степанович Ризнич. Пушкин часто бывал в театре в обществе его жены, Амалии Ризнич. Она пользовалась ложей дирекции, правой у авансцены. Напротив была ложа генерал-губернатора. Вход в эти ложи был отдельный, с боковых подъездов, минуя всякие коридоры. Эти ложи отапливались, они были больше, чем ложи ярусов и лучше отделаны, из них был выход за кулисы. Дальний родственник Пушкина М. Д. Бутурлин вспоминал: "Мы пользовались ложею графа Воронцова в итальянской опере и там бывали каждый день".

Спектакли начинались в восемь часов вечера и оканчивались около одиннадцати. В. Ф. Вяземская, проводившая лето 1824 года в Одессе, писала мужу, как удобно на яхте Воронцова приезжать с дачи в театр морем.

В 1873 году здание театра сгорело, и на его месте по проекту архитекторов Ф. Фельнера и Г. Гельмера было построено новое. В верхней полукруглой части здания установлены бюсты А. Пушкина, А. Грибоедова, Н. Гоголя, М. Глинки как символы поэзии, драмы, комедии и музыки.

Приморский бульвар. От театра аллея ведет на Приморский бульвар, заложенный и распланированный по проекту архитектора Ф. Шаля и инженера К. Потье.

Здесь встречался поэт с Морали, близ бульвара на углу улицы Екатерининской (ныне Карла Маркса) и Театрального переулка (ныне Чайковского) жила Роксандра Скарлатовна Эдлинг, сестра давнего знакомого Пушкина - А. С. Стурдзы, в доме которого он бывал (здание не сохранилось).

На бульвар выходил дом капитана Одесского порта Егора Васильевича Зонтага и его жены, Анны Петровны, племянницы В. А. Жуковского. По утверждению И. П. Липранди, Пушкин бывал в их доме с официальными визитами (дом не сохранился). На Приморском бульваре жила сестра Сергея Григорьевича Волконского -Софья Григорьевна, рядом находился участок и строения на нем, принадлежавшие Зинаиде Волконской, которая была тогда в Петербурге. Когда Вяземский спросил жену, почему она не остановится в доме Волконской, она ответила: "Это дом плохой, жить там нельзя, это тип землянки, построенной для управляющего".

16 апреля 1889 года на Приморском бульваре на собранные по подписке средства был открыт памятник А. С. Пушкину. Авторы монументального памятника-фонтана - архитектор Х. К. Васильев и скульптор Ж. А. Полонская. На плите надпись: "А. С. Пушкину граждане Одессы".

Улица Карла Маркса, 14 (бывший Ришелъевский лицей). Здание лицея выходило на три улицы: 181 главный вход на Екатерининскую (ныне Карла Маркса), классы выходили на Гимназскую (Дерибасовскую), а кабинеты и комнаты лицеистов - на улицу Ланжероновскую (ныне Ласточкина). Здание это сохранилось в несколько перестроенном виде. Это одно из памятных пушкинских мест Одессы.

Открытие первого в Одессе высшего учебного заведения, основанного по замыслу Дюка де Ришелье, состоялось 2 мая 1817 года. Его директором был назначен Шарль Николь. Созданное по проекту Огюста Монферана здание по фасаду было одноэтажным, а боковые флигеля - двухэтажные. Во втором дворе была лицейская церковь,

Права окончивших Одесский лицей были несравненно меньше, чем у окончивших Царскосельский, однако уже в 1817 году отзывы о нем печатались в парижских газетах.

Попечителем лицея был назначен граф И. О. Витт, который насаждал атмосферу доносов, интриг а и шпионства в среде преподавателей и воспитанников. Единственным разрешенным чтением здесь была казенная хрестоматия, а поэма Пушкина "Руслан и Людмила" оказалась в числе запрещенных. Лицеист Н. Г. Тройницкий вспоминает, что все же Пушкина "читали, перечитывали, переписывали, затверживали на память; некоторые из его ненапечатанных стихов ходили у нас по рукам, в рукописи, как запрещенные".

Вопреки "заботам" графа Витта из среды воспитанников одесского "благородного" пансиона и лицея вышли будущие декабристы А. Поджио, А. Корнилович, деятель Гетерии Булгари, польские революционеры поэты-романтики С. Гощиньский и Б. Залесский.

Воспитанник Ришельевского лицея А. Сумароков вспоминает о том, как состоялась его встреча с Пушкиным летом 1824 года, когда он решил прочесть "Руслана и Людмилу", а для предостережения взял речи Цицерона: "В это время входит в класс незнакомая особа в странном костюме: в светлосером фраке, в черных панталонах, с красной феской на голове и с ружейным стволом в руке вместо трости... Не говоря ни слова, сел на край ученической парты, стоящей у кафедры... - Я когда-то сидел тоже на такой скамье, и это было самое счастливое время в моей жизни. - Потом, обратившись прямо ко мне, спросил: - Что вы читаете? - Речи Цицерона, - ответил я. - Как ваша фамилия? - Сумароков. - Славная фамилия! Вы верно пишете стихи? - Нет. - Читали вы Пушкина? - Нам запрещено читать его сочинения. - Видели вы его? - Нет, я редко выхожу из заведения. - Желали бы его видеть? - Я простодушно отвечал, что, конечно, желал бы, о нем много говорят в городе, как мне передали мои товарищи. Он усмехнулся и, посмотревши на меня, сказал: - Я Пушкин, прощайте... - Сказав это, он направился к дверям".

В 1863 году Ришельевский лицей был преобразован в университет.

Красный переулок, 18 (Гетерия). Лишь отчасти сохранил свой прежний облик небольшой Красный переулок, названный так благодаря лавкам, где торговали "красным" товаром: русским ситцем и льном, турецким и лионским шелком, персидскими шалями и английской шерстью. В доме № 18 происходили заседания тайного греческого общества "Филики Этерия". Это маленький двухэтажный дом с балконом и парадным входом с витой деревянной лестницей. Внутри - крошечный дворик с колодцем.

А. С. Пушкин проявлял неизменный интерес к движению греческих борцов за свободу. В переписке поэта часто упоминаются А. Ипсиланти, А. М. и Г. М. Кантакузины и другие деятели греческого освободительного движения. В письме к Жуковскому Пушкин обращался с просьбой похлопотать о Родоес Сафианос - дочери героя греческого восстания.

Ныне на этом доме установлена мемориальная доска, а в филиале Историко-краеведческого музея Одессы (улица Ласточкина, 24а) развернута экспозиция, посвященная Гетерии - национально-освободительной борьбе греческих патриотов.

Гетерия
Гетерия

Площадь Мартыновского (бывший Греческий базар). Лавки, расположенные в Красном переулке, выходили на площадь Греческого базара (ныне площадь Мартыновского). Здесь продавали сладкий миндаль, курительные трубки, чернильные орехи, круги пармезана (сыра), книги, шляпы из соломы, трости, ножи для книг, а некогда и оружие.

Строительство архитектурного ансамбля Греческого базара было закончено в 1814 году. В ту пору вокруг площади возвышались двухэтажные дома с колоннами по фасаду. Остатки колоннады можно увидеть с внутренней стороны обрамляющих площадь домов.

Поэт бывал в ресторане Дмитраки, находившемся на Греческой улице (ныне К. Либкнехта); покупал шоколад в кофейне Пфейера на Дерибасовской улице - угол Гаванной (ныне Халтурина), в доме Марини (ныне на месте дома 20 по Дерибасовской).

Через городской сад, принадлежавший когда-то Ф. Дерибасу и подаренный им вместе с домом в 1806 году городу, приходил в канцелярию.

Дерибасовская улица, 24 (бывшая канцелярия Воронцова). Двухэтажный дом Казначеева был построен в стиле ампир и состоял из одиннадцати покоев в нижнем этаже и большого зала и девяти горниц в верхнем, с двумя кафельными печами и мраморным камином. При доме был каменный погреб, конюшня и каретный сарай, на крыше - галерея. Вокруг была каменная ограда.

Вечером 21 июля 1823 года здесь готовились к приезду графа Воронцова. На другой день, 22 июля, представлялись графу все сословия: чиновники, дипломатические иностранные консулы, купечество, духовенство и прочие. В числе "прочих" представлялся Воронцову и Пушкин.

В комнатах стояли ясеневые столы, покрытые зеленым сукном, диваны и стулья с матрацами из черной кожи, в сумерках зажигались свечи в медных подсвечниках, огонь которых освещал стеклянные чернильницы и жестяные песочницы. Воронцов отдал весь верхний этаж под квартиру Казначееву, начальнику своей канцелярии, у которого на музыкально-литературных вечерах бывал Пушкин, а нижний использовал для служебных помещений. Но этот дом не мог устроить наместника края, и для расширения канцелярии вскоре был нанят еще один.

Площадь Советской Армии. Экскурсия заканчивается на бывшей Соборной, или Преображенской площади (ныне Советской Армии), где находилось здание Кафедрального собора (не сохранилось), в котором бывал Пушкин. Площадь была центром города, от нее расходились, подобно лучам, четыре улицы: Спиридоновская (ныне Горького), Гулевая (ныне Льва Толстого), Коблевская (ныне Подбельского) и Садовая, сохранившая прежнее свое название.

В 1863 году на площади был поставлен памятник М. С. Воронцову (архитектор Ф. Боффо, скульптор Ф. Бруггер), являющийся сегодня одной из достопримечательностей старой Одессы.

От улицы Петра Великого до Виноградной улицы

Улица Петра Великого, 1-3 (дом Ризнич; не сохранился). Главная аллея городского сада выходила на улицу Херсонскую (ныне Пастера), и при пересечении с Дворянской улицей (ныне Петра Великого) и Елизаветинской (ныне Щепкина) находился дом Ивана Степановича Ризнича, одесского знакомого Пушкина.

Ризнич знал несколько языков, имел хорошую библиотеку, любил театр. Весной 1823 года он приехал из Вены с молодой женой - дочерью венского банкира Риппа -Амалией Ризнич. Вот как пишут о ней современники: "Г-жа Ризнич была молода, высока ростом, стройна и необыкновенно красива. Особенно привлекательны были ее пламенные очи, шея удивительной формы и белизны, и черная коса, более двух аршин длиною".

Ризнич не была принята в гостиной Воронцовых, но в своем доме принимала у себя на вечерах избранное общество. Среди гостей бывали Пушкин, Туманский, Собаньский. 1 января 1824 года у Амалии Ризнич родился сын Александр, восприемником которого был приглашен М. С. Воронцов. А 1-5 мая 1824 года она с ребенком уехала за границу. В 1825 году Амалия Ризнич умерла во Флоренции.

Пушкин был страстно увлечен этой женщиной. По мнению исследователей, это была "мучительная тень" поэта, так как он "взаимностью от нее не пользовался: г-жа Ризнич была к нему равнодушна", характере отношения Пушкина Амалии Ризнич можно судить по тихам поэта. Это XI и XVI строфы шестой главы "Евгения Онегина", строки из "Путешествия Онегина", "Под небом голубым страны своей родной", "Для берегов отчизны дальной":

 Для берегов отчизны дальной 
 Ты покидала край чужой; 
 В час незабвенный, в час печальный 
 Я долго плакал над тобой. 

 Мои хладеющие руки 
 Тебя старались удержать; 
 Томленье страшное разлуки 
 Мой стон молил не прерывать.

Улица Подбельского, 35 (дом М. М. Киръякова; здание сохранилось в перестроенном виде).

На углу Дворянской и Коблевской улиц (ныне Петра Великого и Подбельского) находился дом М. М. Кирьякова. Первый директор Одесской таможни, М. М. Кирьяков много сделал для постройки гавани, улучшения быта города, принимал активное участие в борьбе с чумой, охватившей Одессу в 1811 году. Его жена устраивала по понедельникам танцевальные вечера, и Пушкин был "непременным посетителем" их. В Кирьяков, бывший в ту пору предводителем дворянства, не раз рассказывал поэту о И. А. Ганнибале, которого знал по совместной военной службе.

Улица Пастера, 42 (дом советника Фундуклея). По улице Петра Великого, минуя Садовую, пройдем квартал направо и остановимся у дома советника Фундуклея, который до постройки дворца был нанят Воронцовым для жительства, а также для канцелярии и приемов. Ныне достроен третий этаж, снят балкон, сделан новый вход.

"Огромный двухэтажный дом был снят на четыре года со всеми подсобными помещениями и большим садом". В первом этаже находились кабинет Воронцова, комната для секретного отдела - это был кабинет Никанора Михайловича Лонгинова. Над бельэтажем был балкон, выходивший на Херсонскую улицу, на второй этаж вела парадная мраморная лестница, сохранившаяся и поныне, потолок зала украшали лепные карнизы, изразцы гармонировали с белым кафелем печей, а в одном из кабинетов первого этажа был мраморный камин.

"Большая зала, - пишет Ф. Ф. Вигель, - почти всегда пустая, разделяла две большие комнаты и два общества. Одно полуплебейское, хотя редко покидал его сам граф, постоянно оставалось в биллиардной. Другое, избранное, отборное, находилось в гостиной у графини... Всегда можно было найти тут Марини, Брунова, Пушкина, Франка и близкого родственника Сенявина. Из дам... Потоцкая, месяца за два перед тем вышедшая за Льва Александровича Нарышкина, двоюродного брата графа Воронцова".

Здесь, в этой гостиной, Пушкин подолгу разговаривал с Е. К. Воронцовой, читал ей стихи, здесь он встретил новый, 1824 год.

"Несмотря на скромность Пушкина, нельзя было графу не заметить его чувств. Он не унизился до ревности, но это ему казалось обидно, что ссыльный канцелярский чиновник дерзает поднимать глаза на ту, которая носит его имя... Как все люди с практическим умом, граф весьма невысоко ценил поэзию, гениальность самого Байрона ему казалась ничтожной, а русский стихотворец в глазах его стоял едва ли выше лапландского. А этот водворился в гостиной жены его и всегда встречал его сухими поклонами, на которые, впрочем, он никогда не отвечал. Негодование возрастало, да и Пушкин, видя явное к себе презрение начальника, жестоко тем обижался и, подстрекаемый Раевским, в уединенной с ним беседе, часто позволял себе эпиграммы. Не знаю как, но, кажется, через Франка все они доводимы были до графа".

В этом доме находилась одна из наиболее значительных и интересных библиотек в городе - библиотека Воронцова. Она сохранилась почти полностью в фондах научной библиотеки Одесского университета (улица Советской Армии, 24). "Пушкин собственноручно переписал для себя все мемуары из библиотеки Воронцова, - писал Герцен. - До последнего времени мемуары Екатерины II содержались в великой тайне... Николай I приказал тайной полиции отобрать все списки. Среди них был один, переписанный в Одессе рукою известного поэта Пушкина".

Дом советника Фундуклея
Дом советника Фундуклея

Улица Пастера, 34 (дом Т. В. Ромаре; здание не сохранилось). Но и дом Фундуклея не мог полностью вместить расширенный штат канцелярии Воронцова. И тогда было решено снять дом под канцелярию на четыре года у коллежской советницы Терезии Васильевны Ромаре на Херсонской улице (ныне улица Пастера). Договор был за ключен в сентябре 1823 года.

В то время этот дом находился на углу Херсонской и Конной улиц (ныне Пастера и Артема; здание не сохранилось). Это был двухэтажный дом, выходивший на Херсонскую улицу торцами, П-образного вида, с галереей в верхнем этаже и двумя деревянными лестницами к ней. В каждом этаже размещалось по семи комнат, предназначенных под квартиры чиновников.

В этом доме Пушкин не только посещал квартиры своих товарищей по канцелярии, но и получал "паек ссылочного невольника". Об этом доме упоминает профессор Ришельевского лицея К.П. Зеленецкий, но адреса не дает.

Улица Короленко, 14 (дом Давыдовых). На Софиевской улице (ныне Короленко) находился дом Давыдовых. Описание этого дома находим в письме будущего декабриста С. Г. Волконского, который по просьбе П. А. Вяземского подыскивал дом для В. Ф. Вяземской и ее детей на лето 1824 года: "Любезный князь, вследствие поручения Вашего, возобновленного мне Киселевым, уведомляю Вас, что с 1-го мая нанят мною Вам дом, довольно выгодный, с мебелью, кухней, службами, сараем и конюшнею и в близком весьма расположении от морских ванн, а именно дом Давыдовой, который назначен мне для Вас Киселевым - он же будет Вам сосед... Пушкин с нетерпением Вас ожидает". Рядом был сад Потоцких, где Вера Федоровна Вяземская гуляла с детьми в экипаже из-за сильных одесских ветров.

Вяземская предполагала, что зима в Одессе такая же, как и в Москве, по этому поводу она писала мужу: "Дом Давыдовых ничего не стоит для зимы, он хорош до ноября". В 1830 году "Одесский вестник" дал объявление о продаже с публичного торга дома В. Л. Давыдова за 12500 рублей ассигнациями с указанием его точного адреса.

Оба флигеля сохранились до нашего времени. В 1878 году новый владелец соединил их, построив по черте Софиевской улицы новое здание, весь ансамбль принял П-образную форму. Во дворе, где когда-то играли дети Вяземских, были построены новые флигеля, один из которых переделан из конюшни, а другой - из каретного сарая.

Пушкин бывал часто в этом доме и у Давыдовых, с которыми был дружен по Каменке, и у Вяземской, которая в Одессе была его самым верным другом. Здесь останавливались А. Н. Раевский, М. Ф. Орлов, А. Л. Давыдов.

Улица Короленко, 5а (дворец Потоцких). Был построен на бывшей Софиевской (ныне Короленко) улице в 1810 году по проекту неизвестного польского архитектора.

Это типичная дворянская усадьба в два этажа, полукругом в глубь парадного двора, огражденного чугунной кружевной решеткой. Сад, расположенный за домом, спускался к морю. Белые детали и красивая лепка украшают фасад дворца, сочетаясь с яркой окраской стен. Здание украшает шестиколонный портик. Анфилада комнат ведет в парадные залы с изысканной отделкой. Наборный паркет цветочного орнамента предназначался для танцев, росписью блистал высокий потолок. Из вестибюля дворца подземный ход ведет к морю, там расположен живописный грот.

Пушкин мог бывать во дворце, так как приехавший в Одессу летом 1824 года его приятель Лев Нарышкин был женат на Ольге Потоцкой, а дворец Нарышкиных еще только строился на бульваре.

В этом здании с конца XIX века, когда усадьба стала собственностью города, расположен Художественный музей.

Бывший купальный берег, кофейни. Под горою, на которой устроен был одесский бульвар, в пушкинское время находился купальный берег, здесь были купальни.

 Бывало, пушка зоревая 
 Лишь только грянет с корабля, 
 С крутого берега сбегая, 
 Уж к морю отправляюсь я. 
 Потом за трубкой раскаленной, 
 Волной соленой оживленный, 
 Как мусульман в своем раю, 
 С восточной гущей кофе пью, -

писал поэт в "Путешествии Онегина". Кофейня помещалась слева от Практической гавани, у камней, на берегу, владельцем ее был грек. К купальням, находившимся рядом с кофейнями, ходили по отлогому берегу с улицы Торговой (ныне улица Красной гвардии). С бульвара, вероятно, вела лестница, по которой можно было сбежать к морю и подняться, когда в театр ездили морем. На бульваре стояла пушка, возвещавшая о приходе кораблей в порт.

Улица Пастера, 5 (бывший госпиталь). На Херсонской улице находился госпиталь, построенный по проекту Тома-де-Томона в 1807 году. Двухэтажный корпус с шестиколонным портиком, церковью и аптекой в боковых крыльях был возведен в 1821 году.

Пушкин мог бывать в городской больнице, проходить мимо, так как здание больницы находилось на той же улице Херсонской, где поэт часто бывал. На этой же улице жила приятельница Пушкина Генриэтта Пущина, напротив дома Ризничей были магазины Софьи и Леона Потоцких.

Парк Победы. Улица Фрунзе (хутор Ришелье). По улицам Петра Великого и Франца Меринга (бывшей Нежинской), на трамвае по улице Перекопской победы (бывшей Градоначальницкой) можно доехать до парка Победы. Во времена Пушкина здесь находился хутор Дюка де Ришелье.

Современная улица Фрунзе называлась при Пушкине Водяной балкой. Она тянулась на большом пространстве, окружая город в направлении к Херсонскому спуску. Это была цепь соединенных мелких прудов, оканчивавшихся большим ставом недалеко от Херсонской улицы (Пастера), у района Пересыпи. Присутствие воды, в которой так нуждалась Одесса, и привлекало дачников к этим местам, участки которых были расположены на склоне балки, противоположном от города.

Дача Дюка де Ришелье занимала пятнадцать десятин. Посадку деревьев вокруг загородного дома герцог начал в 1803 году по приезде в Одессу, как говорили тогда, "феерически воссоздав в Одессе цветущий уголок Версаля". Здесь часто собирались на пикники. Уезжая из Одессы в 1814 году, Ришелье подарил дачу своему адъютанту, археологу и писателю И. А. Стемпковскому. Пушкин был знаком со Стемпковским, бывал у него на даче и в доме на улице Канатной (ныне Свердлова). На хуторе росли пирамидальные тополя, акации, каштаны.

На Водяной балке были хутора графа П. А. Разумовского, полковника О. И. Понятовского, сын которого тогда служил в Одессе при Воронцове. Пушкин бывал здесь в обществе поэта В. И. Туманского, чиновника канцелярии М. Д. Шварца, К. О. Понятовского и графского адъютанта Варлама.

Виноградная улица, 37-59; переулок Лазо, 1-9; Виноградный переулок, 1-10 (хутор Каролины Собаньской; бача не сохранилась). Несомненно, Пушкин и позднее А. Мицкевич посещали дачу Каролины Собаньской на Водяной балке, около дороги на Тирасполь. Эта дача "с садом, домом и всеми к нему принадлежащими службами, обнесенные каменной стеной" занимала всего пять десятин. В те далекие времена это были зеленые оазисы благодаря близости к воде. Молдаванская слобода была тогда еще пустынна, вокруг была степь с кое-где разбросанными ветряными мельницами.

Из донесения полковника Родзянко, следившего за порядком в городе, узнаем: "Дама сия живет довольно открыто, на даче ее, говорят, съезжается большое количество поляков... и тут бывают различные суждения, и довольно, говорят, вольные". Среди польского общества, собиравшегося у нее, бывали Залесский, граф Олизар, Грушецкий, Александр Собаньский и другие близкие знакомые Пушкина и Мицкевича.

В южной, приморской, части города

Улица Свердлова, 2 (дом Бларамберга). На плато над морем начиналась Канатная улица (ныне Свердлова). Здесь жил один из первых одесских археологов - Иван Павлович Бларамберг, бывший начальник одесского Карантина, француз, поступивший на русскую военную службу в чине майора. "Немолод летами, - пишет Ф. Ф. Вигель, - но молод был он пылким умом своим: при глубокой учености, особенно по археологической части, не было в нем и тени педантства". Его веселость и страсть к каламбурам, по-видимому, привлекали Пушкина.

В доме Бларамберга Пушкин познакомился с замечательной коллекцией, положившей впоследствии начало Археологическому музею в Одессе. До настоящего времени в фондах этого музея хранится альбом "92 карандашных рисунка Карло Бассоли", где изображены скульптуры, памятники, амфоры и надгробия из коллекций И. П. Бларамберга и М. С. Воронцова. В этом доме Пушкин изучал рукописные материалы библиотеки одного из первых исследователей северного Причерноморья. Предание гласит, что ученый кабинет Бларамберга "был не только первою труженическою кельею, но и первой школой взаимного обучения для Одессы".

Бывший дворец Потоцких
Бывший дворец Потоцких

Теплые дружеские отношения связывали поэта с этой милой и интересной семьей: дочь Бларамберга, Елена, прекрасно пела и свободно говорила по-испански, и, возможно, знакомство Пушкина с испанской и португальской литературой началось именно здесь, в этом доме. Ее сестра Наталья была замужем за испанским консулом в Одессе.

Улица Свердлова, 15 (дом С. Г. Волконского). На противоположной стороне, если пройти по улице Свердлова, минуя нынешний переулок Нахимова (бывший Барятинский), находился большой участок по всей ширине квартала, отведенный в 1818 году для Сергея Григорьевича Волконского. В 1821 году на этом месте князем Волконским был выстроен каменный дом с флигелем и службами и при нем разведен большой сад. Один из флигелей на этом участке сохранился до наших дней. Он находится во дворе, за чугунной оградой.

Будущий декабрист С. Г. Волконский поддерживал в Одессе дружбу с Пушкиным и, несомненно, принимал его в своем доме. Поэт мог встречаться здесь с сестрой С. Г. Волконского, Софьей Григорьевной Волконской, которая жила в Одессе со своей дочерью, княжной Алиной, за которой пытались ухаживать и Пушкин, и Завальевский, отставной офицер из Петербурга, и, гуляя на бульваре, угощали ее апельсинами и конфетами. Даже, по воспоминаниям Ф. Ф. Вигеля, "через кого-то предложил он (Пушкин - Л.Щ.) свою руку", но получил отказ.

Улица Лизогуба, 5-7 (дом Александра Собанъского). С улицы Свердлова можно пройти до улицы Лизогуба (бывшая Карантинная), где сохранился дом Александра Собаньского. А. Собаньский, будущий участник польского восстания 1830 года, был, как и Пушкин, увлечен Амалией Ризнич. Собаньский жил в Одессе с 20 мая 1820 года. Он построил двухэтажный дом с двумя въездами и анфиладой ворот. Над входными воротами с улицы до сих пор сохранилась лепнина, представляющая орнамент на военную тему. Поэт, по всей вероятности, бывал в доме Собаньского. Эту фамилию Пушкин упоминает в "Борисе Годунове": "Собаньский, шляхтич вольный".

Улица Розы Люксембург, 5-7 (дом Залесского). За Карантинной балкой сохранился дом Банавентуры Францевича Саргуш-Залесского. С ним Пушкин, возможно, встречался у Каролины Собаньской. Помещик Залесский купил этот дом перед самым приездом Пушкина в Одессу, в июне 1823 года. Дом двухэтажный, с маленькими парадными входами и деревянными винтовыми лестницами. Из двух одинаковых флигелей сохранился только один, с крытой галереей.

Карантин. Но вернемся к морю и войдем в парк имени Шевченко, где сохранились стена и башня старой Карантинной крепости, существовавшей уже в пушкинские времена. Тогда заканчивались работы по благоустройству порта и Карантина, а море подходило почти к самому обрыву и в бурную погоду било о крутые берега. Поныне сохранилась аркадная стена с одной из сторожевых башен, где теперь находится маленький музей истории Одессы.

Бывая часто у моря вместе с В. Ф. Вяземской, Пушкин проходил мимо этих мест. "Порт совсем рядом со мной, - писала Вяземская, - его не видно с берега, но когда ты находишься в открытом море, то его прекрасно видно, так же как карантин".

За Карантином стояли батареи, где размещались роты солдат и офицеров, на высоком плато были установлены пушки. Поэт часто гулял за городом и однажды подошел к ним и начал рассматривать внимательно одну за другою. Офицеру показались его наблюдения подозрительными, и он остановил его вопросом об его имени. "Пушкин", - отвечал тот. "Пушкин! - воскликнул офицер. - Ребята, пали! - и скомандовал торжественный залп. Весь лагерь встревожился. Сбежались офицеры и спрашивали причину такой необыкновенной пальбы. "В честь знаменитого гостя, - отвечал офицер. - Вот, господа, Пушкин!" Пушкина молодежь подхватила под руки и повела с триумфом в свои шатры праздновать нечаянное посещение. Офицер этот был Григоров..."

Петр Александрович Григоров пережил поэта на четырнадцать лет. После его смерти Н. В. Гоголь рассказал о встрече его с Пушкиным М. П. Погодину.

Комсомольский пляж (хутор Ланжерона). За крепостью по побережью были хутора, дачи, на многих из них бывал Пушкин. "Хуторки, то есть летние дачи, тянулись нитью один за другим у самого морского побережья, и только в них встретишь растительность. За исключением этих оазисов... все почти остальное было в мое время одна необозримая голая степь без жилищ и растительности. Даже в хорошей воде нуждались в городе, и были там одни колодцы и цистерны; а для питья привозили воду из ключа, называемого фонтаном, за две или чуть ли не три версты от заставы. Вот каков был этот столь прославленный край", - вспоминает М. Д. Бутурлин, приехавший в Одессу летом 1824 года.

Все хутора вдоль побережья имели свои источники воды, из них особенно большой открыли в 1822 году на даче Рено. В 1823 году на побережье, от крепости до Малого фонтана (ныне санаторий "Россия"), было пять больших хуторов: ими владели А. Ф. Ланжерон, Ф. А. Кобле, жена начальника артиллерии военных поселений Н. И. Арнольди, негоциант А. Фиогности и коммерции советник И. П. Рено.

Сразу же за крепостью был расположен большой хутор графа Ланжерона. Пляж, находившийся в этом месте, и сейчас иногда называют "Ланжерон". Здесь стоял дом со службами, дорога к которому шла спуском от обрыва около крепости и подходила к площадке перед домом. По-видимому, на этом хуторе (если не в доме Рено на Ланжероновской улице) новый генерал-губернатор Воронцов 17 сентября 1823 года любезно представлял удаленному с этого поста Ланжерону весь свой штат. В числе представлявшихся должен был быть и Пушкин.

Ланжерон охотно предоставлял хутор своему родственнику П. С. Пущину, у которого собиралось летом одесское общество и бывал Пушкин.

Пролетарский бульвар (бывш. Французский бульвар); от переулка Веры Инбер до Лермонтовского переулка (хутор Гурьева). Следующий хутор принадлежал бывшему коменданту Одессы генерал-майору в отставке Ф. А. Кобле. Сам Кобле на хуторе не жил, а в 1823 году сдавал его одесскому градоначальнику графу А. Д. Гурьеву. Здесь 22 июля 1823 года Гурьев давал парадный обед в честь приезда графа Воронцова, как отметил в своих путевых письмах Н. М. Лонгинов. В. Ф. Вяземская, бывшая здесь летом, писала мужу: "У них каждый день гости и стол, который может принять и 10 человек, являющихся без приглашения... при этом не менее 12 блюд". А в другом месте письма она добавляет: "Если голод уже становится чрезвычайно сильным, я еду обедать к Гурьевым, что меня насыщает на неделю".

Гурьев, по заданию Воронцова, следил за Пушкиным и доносил по начальству о "благоразумной сдержанности поэта".

Пролетарский бульвар, от Лейтенантского переулка до Кирпичного (хутор Россет). Рядом с хутором, где жили Гурьевы, находился хутор Надежды Ивановны Арнольди, по первому мужу Россети - матери петербургской приятельницы Пушкина - уроженки Одессы - А. О. Смирновой-Россет.

Ее отец - коллежский советник О. И. Россет - был инспектором одесского портового Карантина, имел на Пересыпи дом между соляными магазинами и лесным рядом. Восприемником Александры Осиповны Россет был Ришелье. Перед отъездом его из Одессы в Дюковском саду на Водяной балке (ныне парк Победы) на прощальном вечере была и его крестница с матерью. Вспоминая о своем детстве в Одессе, А. О. Смирнова-Россет писала: "Хутор наш считался лучшим. Отец мой сам сажал, прививал деревья, даже развел виноградники и посадил тополь". 15 мая 1824 года хутор был продан Льву Александровичу Нарышкину, также знакомому Пушкина.

Пролетарский бульвар, 37-63, от Кирпичного переулка до переулка Кренкеля (хутор грека Фиогности). Следующий хутор, граничивший с владениями Россет в сторону Малого Фонтана, принадлежал одесскому купцу Антонию Фиогности. На этом хуторе с 27 июня по август 1824 года жила с детьми В. Ф. Вяземская. "Владелец хутора - симпатичный грек /.../, который владеет рыбным промыслом и виноградниками, и скоро я буду пользоваться этими обоими благами". К хутору вел крутой подъем, к которому не мог подъехать ни один экипаж, за исключением дрожек или телеги. Однажды, когда запрягали лошадь, она свалилась с верхушки холма, и Вера Федоровна должна была оплатить убытки.

Хутор Фиогности располагался на мысе, средняя часть которого выдавалась в море, там, на верхнем плато, находился сторожевой кордон.

Часто проводили время на берегу. "Я себе позволяю сейчас располагаться на огромных камнях, выдвинутых в море, и смотреть, как волны разбиваются у моих ног... Как-то мне случилось вместе с графиней Воронцовой и Пушкиным ожидать девятый вал, и мы были им так обрызганы, что пришлось менять одежду", - писала Вера Федоровна мужу. Растительности на хуторе было еще мало, и Вяземская просила Льва Нарышкина достать ей тент.

Пушкин - постоянный, почти ежедневный посетитель этого уголка у моря. "Единственный мужчина, которого я вижу, - это я Пушкин... он проявляет ко мне дружбу. Я этим тронута, он приходит даже тогда, когда плохая погода".

Накануне отъезда Пушкина, когда Вяземская уже знала, что он должен покинуть Одессу, 25 июля она пишет: "Какая пора, дорогой друг! Я никогда не видела ничего подобного: ни облака, ни зефира, море спокойное и сверкающее тысячью огней, никогда снег не был так ослепителен, при этом оно все в оттенках от разных течений ручьев, которые в него впадают, это действительно великолепно..." Ведь это не что иное, как описание моря, которое мы встречаем в черновом варианте стихотворения "Прощай, свободная стихия", которое Пушкин написал здесь в июле 1824 года, это своеобразное подражание поэту во французской прозе.

Одесса. Берег моря. Недалеко отсюда находилась дача Рено
Одесса. Берег моря. Недалеко отсюда находилась дача Рено

На хуторе Фиогности Пушкин простился не только с Вяземской, но и с Одессой. Сейчас же после его отъезда она пишет: "Приходится начать письмо с того, что меня занимает сейчас более всего, - со ссылки и отъезда Пушкина, которого я только что проводила до верха моей огромной горы, нежно поцеловала и о котором я плакала, как о брате, потому что последние недели мы были с ним совсем как брат с сестрой. Я была единственной поверенной его огорчений и свидетелем его слабости, так как он был в отчаянии от того, что покидает Одессу". Это было 1 августа 1824 года.

Пролетарский бульвар, 69-85 (хутор Рено). Завершая прогулку по пушкинской Одессе, посетим дачу Рено, наиболее тенистую, удобную и благоустроенную из всех хуторов на побережье. "Лучший из Одесских хуторов есть хутор коммерции советника Рено, -читаем в "Одесском альманахе" на 1831 год, - находящийся в 5 верстах от города. Высокий берег, как стена, окружает сию прекрасную дачу, служа преградою ветрам, почти непрестанно дующим в Херсонской губернии. Сделав несколько шагов по спуску, ведущему на хутор Рено, вы видите среди аллей, образованных произведениями южного неба: благоухающая акация, абрикосовые деревья, кусты черешни, весною подобны огромным кораллам: так они бывают облиты розовидными цветами, пирамиды стройных тополей - вот чем любуется ваше зрение".

Рено удачно воспользовался скалами, окружавшими его владения. Посреди скал была устроена купальня, она имела вид раковины, приставшей к утесам. Дома, где жила графиня Воронцова, давно уже нет, его за ветхостью разобрали в 20-е годы XX века. Но сохранилось изображение этого дома. В семье врача М. С. Беленького бережно сохраняют альбом с его зарисовками, сделанными в 20-е годы нашего столетия в Одессе. Среди них есть рисунок дома на даче Рено, может быть, того, где жила Воронцова и где бывал Пушкин.

В 1827 году Рено заложил свой хутор, не желая продать его Воронцову, на этом основании можно определить его местонахождение. "...Между разведенными садами негоцианта Рашковича и купца Фиогности с произведенным на нем же строением", - указывается в закладной. Теперь на этом месте санатории. На территории санатория имени Чкалова от обрыва выстроен мост до башни с лифтом, которым пользуются курортники для спуска на пляж. Здесь и находился дом, где жила Воронцова.

С этим местом предание связывает судьбу пушкинского перстня-талисмана (по другой версии - он крымского происхождения).

Вот что по этому поводу писал И. С. Тургенев: "Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе... Воронцовой. Он носил почти постоянно этот перстень и подарил его на смертном одре Жуковскому. От Жуковского перстень перешел к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне. Иван Тургенев. Август. 1880 г." Эта запись предназначалась для Пушкинской выставки в Петербурге, на которой перстень экспонировался.

Перстень напоминал поэту Одессу, покинутых друзей и "Princesse le Bel vetril"*. "Об Одессе ни слуху, ни духу. Сердце вести просит - долго не смел затеять переписку с оставленными товарищами - долго крепился, но не утерпел. Ради бога! слово живое об Одессе..." В письме к В. Ф. Вяземской поэт пишет: "Все, что напоминает мне море, наводит на меня грусть...":

* (Так Пушкин называл Е. К. Воронцову, потому что она любила стихи В. А. Жуковского "Не белеют ли ветрила, не плывут ли корабли". - Л. Щ.)

 Прощай же, море! Не забуду 
 Твоей торжественной красы 
 И долго, долго слышать буду 
 Твой гул в вечерние часы. 

 В леса, в пустыни молчаливы 
 Перенесу, тобою полн, 
 Твои скалы, твои заливы, 
 И блеск, и тень, и говор волн.
Туристу для справок

Украина

Туристские учреждения и организации

Украинский республиканский совет по туризму и экскурсиям.

252025, Киев, ул. Б. Житомирская, 15.

Днепропетровский совет по туризму и экскурсиям.

320000, Днепропетровск, ул. Ленина, 16.

Киевский городской совет по туризму и экскурсиям.

252053, Киев, ул. Обсерваторная, 19.

Одесский областной совет по туризму и экскурсиям.

270039, Одесса, ул. Свердлова, 134.

Черкасский областной совет по туризму и экскурсиям.

257005, Черкассы, ул. Р.Люксембург, 30.

Винницкий областной совет по туризму и экскурсиям.

287100, Винница, ул. Пушкина, 4.

Туристская гостиница "Рассвет".

320027, Днепропетровск, ул. Фучика, 30.

Туристская гостиница "Дружба".

252042, Киев, бул. Дружбы народов, 5.

Туристская база "Пуща Водица".

252075, Киев, ул. Молодежная, 76.

Туристская база "Святошино".

252075, Киев, Брест-Литовский просп., 258.

Туристская гостиница "Ирпень".

255710, Ирпень Киевской области, ул. III Интернационала, 105-6.

Туристская гостиница "Турист".

270015, Одесса, пр. Шевченко, 24-а.

Туристский комплекс "Одесса".

270015, Одесса, Гагаринское плато, 5.

Туристская база им. Молодцова-Бадаева.

270015, Одесса, ул. Шевченко, 24.

Туристская гостиница "Подилля".

287100, Винница, ул. Пушкина, 4.

Экскурсионные учреждения

Днепропетровское бюро путешествий и экскурсий.

320038, Днепропетровск, пр. К. Маркса, 125.

Киевское бюро путешествий и экскурсий.

253003, Киев, ул. Владимирская, 38.

Одесское бюро путешествий и экскурсий.

270028, Одесса, ул. Б. Хмельницкого, 62.

Черкасское бюро путешествий и экскурсий.

257005, Черкассы, ул. Энгельса, 69.

Каменское бюро путешествий и экскурсий.

258450, Каменск, ул. Пушкина, 54.

Винницкое бюро путешествий и экскурсий.

287100, Винница, ул. Пушкина, 4.

Экскурсии бюро путешествий и экскурсий

"Литературный Днепропетровск", "Пушкин и декабристы в Киеве", "Тот дом, где Пушкин жил, творил", "А. С. Пушкин в Одессе", "По местам жизни и деятельности А. С. Пушкина и П. И. Чайковского" (в городе Каменка), "Из искры возгорится пламя".

Музеи

Одесса

Музей-квартира А. С. Пушкина (филиал Одесского государственного литературного музея).

270026, Одесса, ул. Пушкинская, 13.

Каменка

Каменский литературно-мемориальный музей А. С. Пушкина и П. И. Чайковского. 258450, г. Каменка, ул. Ленина, 42.

Рекомендуемая литература

Здесь жил Пушкин. - Л.: Лениздат, 1963.

Одесский год Пушкина. - Одесса: Маяк, 1980.

Пушкин в воспоминаниях современников. В

2-х т. - М.: Худож. лит., 1974.

Пушкин на Украине/Под ред. М. А. Цявловского. - Киев: Мистецтво, 1937.

Рогов В. Я. "Далече от брегов Невы...". - Днепропетровск: Промiнь, 1984.

Цявловский М. А. Летопись жизни и творчества А. С. Пушкина. - М.: АН СССР, 1951.

Яшин М. И. "Итак, я жил тогда в Одессе...".- Нева, 1977, № 2.

Молдавия

Туристские учреждения и организации

Молдавский республиканский совет по туризму и экскурсиям.

277014, Кишинев, ул. Щусева, 47.

Туристская база "Дойна".

277053, Кишинев, ул. 2-я Верхняя, 10.

Туристская гостиница "Турист".

277005, Кишинев, пр. Молодежи, 13.

Туристская гостиница "Аист".

278000, Тирасполь, Набережный пер., 3.

Туристская гостиница "Приетения".

278100, Бендеры, ул. Ткаченко, 18.

Туристская гостиница "Космос".

277001, Кишинев, пл. Котовского, 2.

Экскурсионные учреждения

Кишиневское бюро путешествий и экскурсий.

277012, Кишинев, ул. Киевская, 97.

Бендерское бюро путешествий и экскурсий.

278100, Бендеры, ул. Московская, 39.

Тираспольское бюро путешествий и экскурсий.-

278000, Тирасполь, ул. Котовского, 26.

Экскурсии Кишиневского бюро путешествий и экскурсий

"Пушкин в Долне", "Пушкин и декабристы".

Музеи

Кишинев

Дом-музей А. С. Пушкина.

277005, Кишинев, Антоновская ул., 19.

Село Пушкино (Долна)

Музей А. С. Пушкина в с. Пушкине (филиал Дома-музея А.С.Пушкина в Кишиневе).

278372, Молдавская ССР, Нистеренский р-н, с. Пушкино.

Рекомендуемая литература

Богач Г. Ф. Пушкин и молдавский фольклор. - Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1963.

Двойченко-Маркова Е. М. Пушкин в Молдавии и Валахии. - М.: Наука, 1979.

Иовва И. Ф. Декабристы в Молдавии. - Кишинев: Картя Молдавеняскэ, 1975.

Трубецкой Б. А. Пушкин в Молдавии. - Кишинев: Литература Артистикэ, 1983.

Хазин М. Г. "Твоей молвой наполнен сей предел...". - Кишинев: Литература Артистикэ, 1979.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"