Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1709

(До Полтавского сражения)

Петр праздновал новый год в Сумах.

Перехвачено было еще письмо Мазепы к Лещинскому, в коем, именуя себя рабом и подданным польского короля, он умолял его слезно поспешить к ним на помощь. Петр повелел письмо перевести и рассеять. Он послал генералов Гулица и князя Голицына для отрезания Лещинского от нашей границы. Они отправились в конце марта из Киева с 5800 пехоты и 3600 драгун; Станислав, с воинского совету, положил на них напасть, а потом и на противных гетманов. Войска сошлись у Подкамня. Не дождавшись шведской пехоты, предводители польские и литовские пошли в атаку. Русские через полчаса сбили их и потом ударили на шведскую пехоту и обратили в бег, убив до 400 человек, взяв 14 штандартов etc. У нас убито 25 человек.

Карл вследствие того был отрезан от Польши, из которой не мог он уж получать даже и известий.

В начале января король пошел к Красному Кусту. Петр, известясь о том через Ушакова и генерал-майора Гейшина, делал свои распоряжения.

Петр, посылая в Ковно к Репнину гвардии майора князя Долгорукого (усмирителя булавинского бунта), повелевает:

1) чтоб для зимнего похода готовы были запасы,

2) чтоб отряд, что в Друе, стал между войском Репнина и Боура, дабы удобнее соединиться и обще идти к Митаве,

3) чтоб запасы и тут были готовы,

4) из оного отряда полк поплоше послать в Друю на смену.

Долгорукий отправился с изустными поручениями, понудителем царских повелений (Голиков).

Апраксину в Воронеж Петр писал, что шведы пошли к Днепру, и повелевал не терять сего от бога данного времени для приуготовления в Петербурге судов etc.

Из Ахтырки писал он к нему же, что по слухам шведы намерены к Воронежу. Петр для сего повелевает все корабли (недостроенные?) спустить и свести в Тавров, а там снова их на лодки поставить и доски отобрать; в Москву пишет он о точном наблюдении солнечного затмения (что будет видимо в Воронеже) etc., о булавинском бунте: что в Азове пойман протопоп, оказавшийся его соучастником etc. О садовнике с цветами из Москвы в Воронеж etc.

Из Ахтырки Петр с Меншиковым поехал в Белград.

Карл напал на два полка генерала Рена (Ronne), стоявшего между Городенка и Красного Куста с десятью полками. Они отступили. Между тем Смолянский рейтарский полк наехал на наших гренадеров и пеших драгунов, стоявших во рву за засекою. Он был разбит, и подоспевшие шквадроны гнали его до Красного Куста. Сие было слеву Городенка; справа Карл сам шел атаковать Рена с тыла, но он был отбит с потерею. Король чуть не попался в плен. Мельница, где он находился, окружена была нашими драгунами; наступила ночь, все его войско кинулось его выручать и принудило наших отступить.

Карл потом, сожегши несколько городов и деревень, пошел к Опошне. Скот и провиант, собранный им, были у него отбиты у самой Опошни.

Шереметев с Преображенским полком, с тремя пехотными и 10-ю конными пошел противу генерал-майора Крейса. 14-го февраля отрядил он генерал-майора Бема с двумя батальонами преображенцев, с полком астраханским и с двумя ротами гренадер к местечку Рашевки, подкрепив их пятью полками. Бем атаковал полковника Альфенделя, командовавшего одним полком драгун и 150 пехоты. Они выстроились за тремя рядами рогаток, но были выбиты и прогнаны в Рашевский замок; наши вошли вместе с ними. Альфендель был взят в плен с 9 офицерами и 91 рядовыми и 48 неслужащих. Освобожден был один из наших майоров; взяты два знамя, весь багаж и вся конюшня Рейншильда и других; до 2000 лошадей. Гвардии майор Бартенев и капитан-поручик Карачаров умерли от ран, здесь полученных, ранены 3 офицера, 3 сержанта и 73 солдата; убиты 1 офицер и 15 рядовых.

Сей Альфендель был у короля Августа генерал-майором и вступил в службу к шведскому королю полковником. (Ч. II писем Шереметева.)

Петр избегал главного сражения; Карл отлагал оное до прибытия помощи из Польши и из Крыма. Но крымские татары остановлены были повелением султана; а от Польши король был отрезан. Шведский генерал граф Дона, приняв на себя звание бранденбургского посла, поехал было к Карлу; но был схвачен и привезен в Киев.

Петр, подтвердив как Шереметеву, так и всем генералам стараться изнурять шведские войска, избегая главного сражения, 12-го февраля с Меншиковым уехал в Воронеж, куда и прибыл 14-го. Главным намерением его было вооружением сильного флота удержать Турцию и татар от союза со шведами.

Кошевой атаман Костя Гордеенко (у Голикова Костин) привел своих запорожцев к Мазепе; пред сим в местечке Царичевке напал на наш отряд, убив до 60 солдат и захватив до 15. Но был прогнан, потеряв 700 казаков. Гордеенко представил пленных королю в Будищах, присягнул ему со своими старшинами, получил в награду по 20 талеров (Голиков: ефимков) на казака. Мазепа назначил им жалования по 10 талеров в месяц (?).

Гордеенко вскоре был схвачен, во время его наезда. Он засел было между камней, но полковник Болтин вытеснил его оттуда, Гордеенко, покрытый ранами, попался в плен, и ему отрубили голову.

Петр в Воронеже занимался кораблестроением. Во время Голикова хранился еще в Воронеже маленький образцовый военный корабль, сделанный его собственными руками.

Государь повелел заготовить в Москве во всех приказах, а в городах всем бурмистрам, книги и ведомости сборам хлебенным, денежным etc., дабы в будущем 1710 году все губернаторы и воеводы по оным книгам приняли города в ведение свое.

NB. (Смотри в Голикове объяснение, данное на сие Курбатову. Ч. III - 81.)

7 апреля (при вскрытии рек) Петр отправил Меншикова в армию, а 8-го спустил готовые корабли: 80-пушечный "Орел"; два 70-пушечных да 50-пушечный один и яхту. В тот же день ездил в Тавров осматривать корабли.

9-го апреля с Апраксиным Петр отправился Доном в Азов на двух бригантинах и на итальянских скампавеях. Он прибыл при пушечной пальбе. Там осмотрел он работы и взял праздник пасхи. Тут получил он от Меншикова следующее известие:

И апреля Карл отрядил генерал-майора Круза с 4000 шведов и с 3000 запорожцев, при четырех пушках противу нашей конницы к местечку Соколну (где стоял генерал Рен). Неприятель ее обошел; но она предупредила атаку. После жаркого сражения шведы были сбиты и оставили на поле 800 убитых, полковника Гильденштерна и несколько офицеров; при переправе же через Ворсклу погибло множество, особливо запорожцев. Четыре пушки были взяты. Мы потеряли не более 50 человек. Два неприятельские ротмистра с тремя хорунгами волошскими передались к нам.

Малороссийские казаки и мужики вредили также неприятелю. Генерал-майор Крейс при переправе через Псол принужден был несколько возов и весь скот свой потопить и едва ушел с Мазепиным имением и о остальным багажом. Полковник Яковлев взял Переволоченскую крепость, занятую запорожцами, сжег оную, порубил до 1000 человек. Отряд донских казаков под Керебердою разбил также запорожцев, табором их овладел и слободу сжег, выжил шведов из Решетиловки и переколол многих при их переправе через Псол. Беглецы умножились в шведском войске.

26 апреля Петр, отпустя Апраксина в Воронеж, сам на двух бригантинах пошел в Троицкий.

Отселе писал он Апраксину, жалуясь на упущение тамошних работ; пишет о размене пленных (подробно), о Некрасове, отрядившем 1500 казаков для грабежей вверх по Дону. Если нет ему дела в Воронеже, то бы ехал он в Москву и в Ингрию, если услышит что-нибудь о намерении неприятеля; приказывает сделать медаль золотую с каменьями ценой в 300 р. с персоной нашей на одной стороне, а с другой - Троицкой гаванью (с надписью: "дана за труды Матвею Симонтову"). NB. Наконец уведомляет его о взятии и разорении Запорожской Сечи (Яковлевым?).

Шереметеву предписывает в письме в то же время не допускать шведов до овладения Полтавою.

Из Троицка ездил Петр в море за Миус - с дороги писал он обер-коменданту воронежскому Колычеву о кораблях etc.

9-го мая возвратился в Азов. Здесь получил он от Меншикова следующие известия:

В воинском совете положено было атаковать шведов при местечке Будищах. Генерал-поручик Белинг, генерал-майор Шомбург и генерал-квартирмейстер Гольц были отряжены. Гольц, переправясь первый через Ворсклу, напал на 500 шведов, засевших в укреплении, и вытеснил их. Противу Гольца Карл выслал 3 конных и 2 пехотных полка; но он их разбил и прогнал. Шведов убито 600 человек, взято: 1 майор, 9 обер-офицеров, 150 рядовых, 2 пушки, 1 знамя, да освобождены несколько сот малороссиян (Феофан, стр. 198).

Запорожские казаки (между прочим) разбили когда-то греческий караван, за что, по требованию Порты, Петр заплатил 100000 ефимков. Когда избран был Скоропадский, то Петр послал к ним офицера (?), от нового гетмана посланца, и архимандрита с увещаниями и с деньгами. Казаки чуть их не убили. После смерти Гордеенки они укрепили Сечь, но Яковлев взял ее, потеряв 300 человек.

Петр получил известие, что Полтава осаждена, что Карл несколько раз уже приступал к городу и в сильной блокаде его держит, и 31 мая по почте поехал в армию.

Мазепа уверял Карла, что взятие Полтавы привлечет к нему Малороссию. В ней заготовлены были магазейны (в коих шведы нуждались). Взятие Полтавы открывало королю сообщение с поляками, казаками и татарами и дорогу в Москву. Карл не сумневался в своем счастии, в кое он всегда верил (по наущению Фрелинга, замечает Голиков, веровавшего в предопределение).

Нам необходимо было усилить Полтавский гарнизон. Меншиков принял это на себя. Воинский совет положил сделать диверсию. 7-го мая генерал-майор Беллинг отправлен вниз Ворсклы, дабы обойти неприятеля к Опошне, Меншиков с остальным войском пошел прямо на неприятеля, стоявшего за Ворсклою в укреплении. В ту же ночь были сделаны три моста. Беллинг должен был, когда Меншиков переправится, наступить на Опошню. Репнин стоял в резерве для сикурсу.

7-го мая на рассвете пехота перешла через мосты, а конница вплавь; и все устремились на укрепление (в коем было четыре эскадрона и 300 человек пехоты). Наши холодным оружием вытеснили их, обратили в бег и гнали до самой Опошни. К ним на помощь выступили три конных и два пехотных полка. Русские и сих побили и обратили назад. Неприятель зажег предместия и ушел в Замок. Но Беллинг не мог подоспеть, и Меншиков, увидя, что сам король из Будищ с семью полками спешит к Опошне, в порядке стал отступать. Убито: 600 шведов, взяты две пушки, 300 рядовых etc. Наших убито до 600 же. Цель сражения была исполнена: бригадир Головин в виду неприятеля ввел в город 900 солдат. Карл тогда произнес: "Вижу, что мы московитян научили воинскому искусству!"

Потом все наше войско приступило к Ворскле и стало против Полтавы (за рекою) и неприятельского лагеря.

17-го мая стычки у мосту, укрепленного редутом и пушкою. В то же время вылазка: неприятель из апрошей вытеснен и гнан до самой реки. Между тем из наших шанцев картечь прогнала неприятеля из форпостов - мы в нескольких шагах от моста днем сделали редут. Ночью все наше войско спокойно работало, а волохи наши, переправясь, увели до 2000 лошадей.

Гольц с 1500 драгунами в Польше разбивает бобруйского старосту Сапегу, начальствовавшего 5000 регулярного войска (не считая нерегулярное).

4-го июня Петр прибыл из Троицка, степью на Бахмут, Изюм и Харьков.

Петр осмотрел все и повелел Рену с конницею переправиться через реку и, спешив два драгунских полка, поставить их в засаде в лесу, а потом отрядить до 500 драгун и всю нерегулярную конницу к неприятельскому обозу, дабы выманить неприятеля на засаду. Рен исполнил сие в точности. Король с шестью полками ударил на наш отряд и гнался за ним до засады. Тут шведы были приняты живым огнем, приведены в беспорядок и прогнаны. Рен переправился без всякой потери.

Пленный у шведов подполковник Юрлов из Старого Санжарова известил государя, что при них войска немного. Петр отрядил к Санжарову генерал-поручика Гейншина с отрядом драгун. Юрлов взбунтовал русских пленных. Они разбили свои колодки, побили оными стражу, вышли из своей тюрьмы, а в сие время Гейншин взял и город. Петр пожаловал Юрлова полковником.

В воинском совете положено освободить Полтаву, без генерального сражения, приближась к ней апрошами, и 16-го июня начались работы. Но шведы своею поперечною линиею до того нас не допустили, да к тому же реки и болота были препятствиями.

Осажденные письмами, бросаемыми в пустых бомбах, дали знать, что у них недостаток в порохе и что неприятель уже вкопался сквозь вал и в палисад.

Петр собрал совет 16-го июня. В нем положено, перешед реку, дать генеральное сражение, как единственный способ освободить город.

За два дня до сего сражения Петр писал Апраксину о подробностях, относящихся к морской службе, о намерении своем напасть на Нарву, понеже Петербург и Котлин довольно отведал, и хорошо укреплен etc.

19-го июня Петр со всею армией пошел вверх от Полтавы по реке Ворскле к посту Рена. 20-го переправился - и повелел делать фашины; потом стал ближе, за 1/4 мили от шведского лагеря. Ночью сделан ретраншемент; кавалерии Петр повелел стать на правой руке между лесом, и той же ночью перед нею сделано 10 редутов (а 4 недокончены). Сии редуты снабжены войском и пушками и поручены бригадиру Айгустову.

25-го Карл осматривал сам наш лагерь, ранен был в ногу etc.

26-го Петр осматривал положение мест, располагая план сражения. Но Карл его предупредил.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"