Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Стихотворения 1823-1836

1823

Птичка

В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.

Я стал доступен утешенью;
За что на бога мне роптать,
Когда хоть одному творенью 
Я мог свободу даровать!

Царское село

Хранитель милых чувств и прошлых наслаждений, 
О ты, певцу дубрав давно знакомый гений, 
Воспоминание, рисуй передо мной 
Волшебные места, где я живу душой, 
Леса, где я любил, где чувство развивалось, 
Где с первой юностью младенчество сливалось 
И где, взлелеянный природой и мечтой, 
Я знал поэзию, веселость и покой...

Веди, веди меня под липовые сени, 
Всегда любезные моей свободной лени, 
На берег озера, на тихий скат холмов!.. 
Да вновь увижу я ковры густых лугов, 
И дряхлый пук дерев, и светлую долину, 
И злачных берегов знакомую картину, 
И в тихом озере, средь блещущих зыбей, 
Станицу гордую спокойных лебедей.

* * *

Кто, волны, вас остановил,
Кто оковал ваш бег могучий,
Кто в пруд безмолвный и дремучий
Поток мятежный обратил?
Чей жезл волшебный поразил
Во мне надежду, скорбь и радость
И душу бурную
Дремотой лени усыпил?
Взыграйте, ветры, взройте воды,
Разрушьте гибельный оплот!
Где ты, гроза - символ свободы?
Промчись поверх невольных вод.

Ночь

Мой голос для тебя и ласковый и томный
Тревожит поздное молчанье ночи темной.
Близ ложа моего печальная свеча
Горит; мои стихи, сливаясь и журча,
Текут, ручьи любви, текут, полны тобою.
Во тьме твои глаза блистают предо мною,
Мне улыбаются, и звуки слышу я:
Мой друг, мой нежный друг... люблю... твоя... твоя!..

* * *

Завидую тебе, питомец моря смелый,
Под сенью парусов и в бурях поседелый!
Спокойной пристани давно ли ты достиг -
Давно ли тишины вкусил отрадный миг -
И вновь тебя зовут заманчивые волны.
Дай руку - в нас сердца единой страстью полны.
Для неба дального, для отдаленных стран
Оставим берега Европы обветшалой;
Ищу стихий других, земли жилец усталый;
Приветствую тебя, свободный океан.

* * *

Надеждой сладостной младенчески дыша, 
Когда бы верил я, что некогда душа, 
От тленья убежав, уносит мысли вечны, 
И память, и любовь в пучины бесконечны, - 
Клянусь! давно бы я оставил этот мир: 
Я сокрушил бы жизнь, уродливый кумир, 
И улетел в страну свободы, наслаждений, 
В страну, где смерти нет, где нет предрассуждений, 
Где мысль одна плывет в небесной чистоте...

Но тщетно предаюсь обманчивой мечте; 
Мой ум упорствует, надежду презирает... 
Ничтожество меня за гробом ожидает... 
Как, ничего! Ни мысль, ни первая любовь! 
Мне страшно... И на жизнь гляжу печален вновь, 
И долго жить хочу, чтоб долго образ милый 
Таился и пылал в душе моей унылой.

Демон

В те дни, когда мне были новы 
Все впечатленья бытия - 
И взоры дев, и шум дубровы, 
И ночью пенье соловья, - 
Когда возвышенные чувства, 
Свобода, слава и любовь 
И вдохновенные искусства 
Так сильно волновали кровь, - 
Часы надежд и наслаждений 
Тоской внезапной осеня, 
Тогда какой-то злобный гений 
Стал тайно навещать меня. 
Печальны были наши встречи: 
Его улыбка, чудный взгляд, 
Его язвительные речи 
Вливали в душу хладный яд. 
Неистощимой клеветою 
Он провиденье искушал; 
Он звал прекрасное мечтою; 
Он вдохновенье презирал; 
Не верил он любви, свободе; 
На жизнь насмешливо глядел - 
И ничего во всей природе 
Благословить он не хотел.

* * *

Простишь ли мне ревнивые мечты,
Моей любви безумное волненье?
Ты мне верна: зачем же любишь ты
Всегда пугать мое воображенье?
Окружена поклонников толпой,
Зачем для всех казаться хочешь милой,
И всех дарит надеждою пустой
Твой чудный взор, то нежный, то унылый?
Мной овладев, мне разум омрачив,
Уверена в любви моей несчастной,
Не видишь ты, когда, в толпе их страстной,
Беседы чужд, один и молчалив,
Терзаюсь я досадой одинокой;
Ни слова мне, ни взгляда... друг жестокой!
Хочу ль бежать: с боязнью и мольбой
Твои глаза не следуют за мной.
Заводит ли красавица другая
Двусмысленный со мною разговор -
Спокойна ты; веселый твой укор
Меня мертвит, любви не выражая.
Скажи еще: соперник вечный мой,
Наедине застав меня с тобой,
Зачем тебя приветствует лукаво?..
Что ж он тебе? Скажи, какое право
Имеет он бледнеть и ревновать?..
В нескромный час меж вечера и света,
Без матери, одна, полуодета,
Зачем его должна ты принимать?..
Но я любим... Наедине со мною
Ты так нежна! Лобзания твои
Так пламенны! Слова твоей любви
Так искренно полны твоей душою!
Тебе смешны мучения мои;
Но я любим, тебя я понимаю.
Мой милый друг, не мучь меня, молю:
Не знаешь ты, как сильно я люблю,
Не знаешь ты, как тяжко я страдаю.
Амалия Ризнич. Рисунок Пушкина. 1826
Амалия Ризнич. Рисунок Пушкина. 1826

* * *

            Изыде сеятель сеяти семена своя.

Свободы сеятель пустынный, 
Я вышел рано, до звезды; 
Рукою чистой и безвинной 
В порабощенные бразды 
Бросал живительное семя - 
Но потерял я только время, 
Благие мысли и труды...

Паситесь, мирные народы! 
Вас не разбудит чести клич. 
К чему стадам дары свободы? 
Их должно резать или стричь. 
Наследство их из рода в роды 
Ярмо с гремушками да бич.
Н. М. Языков. Рисунок А. Воейковой. 1824-1825
Н. М. Языков. Рисунок А. Воейковой. 1824-1825

Кн. М. А. Голицыной

Давно об ней воспоминанье 
Ношу в сердечной глубине, 
Ее минутное вниманье 
Отрадой долго было мне. 
Твердил я стих обвороженный, 
Мой стих, унынья звук живой, 
Так мило ею повторенный, 
Замеченный ее душой. 
Вновь лире слез и тайной муки 
Она с участием вняла - 
И ныне ей передала 
Свои пленительные звуки... 
Довольно! в гордости моей 
Я мыслить буду с умиленьем: 
Я славой был обязан ей - 
А может быть и вдохновеньем.

Телега жизни

Хоть тяжело подчас в ней бремя, 
Телега на ходу легка; 
Ямщик лихой, седое время, 
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу; 
Мы рады голову сломать 
И, презирая лень и негу, 
Кричим: пошел! . . . .

Но в полдень нет уж той отваги; 
Порастрясло нас; нам страшней 
И косогоры и овраги; 
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега; 
Под вечер мы привыкли к ней 
И, дремля, едем до ночлега - 
А время гонит лошадей.

Жалоба

Ваш дед портной, ваш дядя повар, 
А вы, вы модный господин, - 
Таков об вас народный говор, 
И дива нет - не вы один. 
Потомку предков благородных, 
Увы, никто в моей родне 
Не шьет мне даром фраков модных 
И не варит обеда мне.
предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"