Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1825

Сожженное письмо

Прощай, письмо любви! прощай: она велела.
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!..
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет...
Минуту!.. вспыхнули! пылают - легкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит... О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди...

* * *

Лишь розы увядают, 
Амврозией дыша, 
В Элизий улетает 
Их легкая душа.

И там, где волны сонны 
Забвение несут, 
Их тени благовонны 
Над Летою цветут.

Ода

Его Сият. гр. Дм. Ив. Хвостову

Султан ярится*. Кровь Эллады 
И резвоскачет**, и кипит. 
Открылись грекам древни клады***, 
Трепещет в Стиксе лютый Пит****. 
И се - летит продерзко судно 
И мещет громы обоюдно. 
Се Бейрон, Феба образец. 
Притек, но недуг быстропарный*****, 
Строптивый и неблагодарный 
Взнес смерти на него резец.

* (Подражание г. Петрову, знаменитому нашему лирику.)

** (Слово, употребленное весьма счастливо Вильгельмом Карловичем Кюхельбекером в стихотворном его письме к г. Грибоедову.)

*** (Под словом клады должно разуметь правдивую ненависть нынешних Леонидов, Ахиллесов и Мильтиадов к жестоким чалмоносцам.)

**** (Г. Питт, знаменитый английский министр и известный противник Свободы.)

***** (Горячка.)

Певец бессмертный и маститый, 
Тебя Эллада днесь зовет 
На место тени знаменитой, 
Пред коей Цербер днесь ревет. 
Как здесь, ты будешь там сенатор, 
Как здесь, почтенный литератор, 
Но новый лавр тебя ждет там, 
Где от крови земля промокла: 
Перикла лавр, лавр Фемистокла; 
Лети туда, Хвостов наш! сам.

Вам с Бейроном шипела злоба, 
Гремела и правдива лесть. 
Он лорд - граф ты! Поэты оба! 
Се, мнится, явно сходство есть, -
Никак! Ты с верною супругой* 
Под бременем Судьбы упругой 
Живешь в любви - и наконец 
Глубок он, но единобразен, 
А ты глубок, игрив и разен, 
И в шалостях ты впрям певец.

* (Графиня Хвостова, урожденная княжна Горчакова, достойная супруга маститого нашего Певца. Во многочисленных своих стихотворениях везде называет он ее Темирою (см. последн. замеч. в оде "Заздравный кубок").)

А я, неведомый Пиита, 
В восторге новом воспою 
Во след Пиита знаменита 
Правдиву похвалу свою, 
Моляся кораблю бегущу, 
Да Бейрона он узрит кущу*, 
И да блюдут твой мирный сон** 
Нептун, Плутон, Зевс, Цитерея, 
Гебея, Псиша, Крон, Астрея, 
Феб, Игры, Смехи, Вакх, Харон.

* (Подражание его высокопр. действ. тайн. сов. Ив. Ив. Дмитриеву, знаменитому другу гр. Хвостова:

К тебе я руки простирал 
Уже из отческия кущи, 
Взирая на суда бегущи.

)

** (Здесь поэт, увлекаясь воображением, видит уже Великого нашего лирика, погруженного в сладкий сон и приближающегося к берегам благословенной Эллады. Нептун усмиряет пред ним продерзкие волны; Плутон исходит из преисподней бездны, дабы узреть того, кто ниспошлет ему в непродолжительном времени богатую жатву теней поклонников Лжепророка; Зевес улыбается ему с небес; Цитерея (Венера) осыпает цветами своего любимого певца; Геба подъемлет кубок за здравие его; Псиша, в образе Иполита Богдановича, ему завидует; Крои удерживает косу, готовую разить; Астрея предчувствует возврат своего царствования; Феб ликует; Игры, Смехи, Вакх и Харон веселою толпою следуют за судном нашего бессмертного Пииты.)

Козлову

Певец, когда перед тобой 
Во мгле сокрылся мир земной, 
Мгновенно твой проснулся гений, 
На все минувшее воззрел 
И в хоре светлых привидений 
Он песни дивные запел.

О милый брат, какие звуки! 
В слезах восторга внемлю им. 
Небесным пением своим 
Он усыпил земные муки; 
Тебе он создал новый мир, 
Ты в нем и видишь, и летаешь, 
И вновь живешь, и обнимаешь 
Разбитый юности кумир.

А я, коль стих единый мой 
Тебе мгновенье дал отрады, 
Я не хочу другой награды - 
Недаром темною стезей 
Я проходил пустыню мира; 
О нет! недаром жизнь и лира 
Мне были вверены судьбой!

Желание славы

Когда, любовию и негой упоенный, 
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный, 
Я на тебя глядел и думал: ты моя, -
Ты знаешь, милая, желал ли славы я; 
Ты знаешь: удален от ветреного света, 
Скучая суетным прозванием поэта, 
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал 
Жужжанью дальному упреков и похвал. 
Могли ль меня молвы тревожить приговоры, 
Когда, склонив ко мне томительные взоры 
И руку на главу мне тихо наложив, 
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив? 
Другую, как меня, скажи, любить не будешь? 
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь? 
А я стесненное молчание хранил, 
Я наслаждением весь полон был, я мнил, 
Что нет грядущего, что грозный день разлуки 
Не придет никогда... И что же? Слезы, муки, 
Измены, клевета, всё на главу мою 
Обрушилося вдруг... Что я, где я? Стою, 
Как путник, молнией постигнутый в пустыне, 
И все передо мной затмилося! И ныне 
Я новым для меня желанием томим: 
Желаю славы я, чтоб именем моим 
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною 
Окружена была, чтоб громкою молвою
Все, все вокруг тебя звучало обо мне, 
Чтоб, гласу верному внимая в тишине, 
Ты помнила мои последние моленья 
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

П. А. Осиповой

Быть может, уж недолго мне 
В изгнанье мирном оставаться, 
Вздыхать о милой старине 
И сельской музе в тишине 
Душой беспечной предаваться,

Но и в дали, в краю чужом 
Я буду мыслию всегдашней 
Бродить Тригорского кругом, 
В лугах, у речки, над холмом, 
В саду под сенью лип домашней.

Когда померкнет ясный день, 
Одна из глубины могильной 
Так иногда в родную сень 
Летит тоскующая тень 
На милых бросить взор умильный.

* * *

Храни меня, мой талисман, 
Храни меня во дни гоненья, 
Во дни раскаянья, волненья: 
Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан 
Вокруг меня валы ревучи, 
Когда грозою грянут тучи, - 
Храни меня, мой талисман,

В уединенье чуждых стран, 
На лоне скучного покоя, 
В тревоге пламенного боя 
Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман, 
Души волшебное светило... 
Оно сокрылось, изменило... 
Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран 
Не растравит воспоминанье. 
Прощай, надежда; спи, желанье; 
Храни меня, мой талисман.

Андрей Шенье

Посвящено Н. Н. Раевскому

              Ainsi, triste et captif, ma lyre toutefois
              S'eveillait...*

* (

 Так, когда я был печальным и пленным, моя лира все же 
 Пробуждалась... (франц.)

)

Меж тем, как изумленный мир 
На урну Байрона взирает, 
И хору европейских лир 
Близ Данте тень его внимает,

Зовет меня другая тень, 
Давно без песен, без рыданий 
С кровавой плахи в дни страданий 
Сошедшая в могильну сень.

Певцу любви, дубрав и мира 
Несу надгробные цветы. 
Звучит незнаемая лира. 
Пою. Мне внемлет он и ты.
           ———
Подъялась вновь усталая секира
  И жертву новую зовет. 
Певец готов; задумчивая лира
  В последний раз ему поет.*

*(

 Comme un dernier rayon, comme un dernier zephyre 
        Anime le soir d'un beau jour, 
 Au pied de I'echafaud j'essaie encor fna lyre. 
          (V. Les derniers vers d'Andre Chenier.)**

)

**(

 Как последний луч, как последнее веяние ветра 
        Оживляет вечер прекрасного дня, 
 Так у подножья эшафота я еще пробую свою лиру, 
          (См. Последние стихи Андрея Шенье) (франц.).)

)

Заутра казнь, привычный пир народу;
  Но лира юного певца 
О чем поет? Поет она свободу: 
  Не изменилась до конца!

"Приветствую тебя, мое светило!
  Я славил твой небесный лик,
  Когда он искрою возник,
  Когда ты в буре восходило.
  Я славил твой священный гром, 
Когда он разметал позорную твердыню
  И власти древнюю гордыню
  Развеял пеплом и стыдом; 
Я зрел твоих сынов гражданскую отвагу,
  Я слышал братский их обет,
  Великодушную присягу 
И самовластию бестрепетный ответ.
  Я зрел, как их могущи волны
  Всё ниспровергли, увлекли, 
И пламенный трибун предрек, восторга полный,
  Перерождение земли.
  Уже сиял твой мудрый гений,
  Уже в бессмертный Пантеон 
Святых изгнанников входили славны тени,
  От пелены предрассуждений
  Разоблачался ветхий трон;
  Оковы падали. Закон, 
На вольность опершись, провозгласил равенство,
  И мы воскликнули: Блаженство!
  О горе! о безумный сон!
  Где вольность и закон? Над нами
  Единый властвует топор. 
Мы свергнули царей. Убийцу с палачами 
Избрали мы в цари. О ужас! о позор!
  Но ты, священная свобода, 
Богиня чистая, нет, - не виновна ты,
  В порывах буйной слепоты,
  В презренном бешенстве народа, 
Сокрылась ты от нас; целебный твой сосуд
  Завешен пеленой кровавой:
Но ты придешь опять со мщением и славой. -
  И вновь твои враги падут; 
Народ, вкусивший раз твой нектар освященный,
  Все ищет вновь упиться им;
  Как будто Вакхом разъяренный,
  Он бродит, жаждою томим; 
Так - он найдет тебя. Под сению равенства 
В объятиях твоих он сладко отдохнет;
  Так буря мрачная минет! 
Но я не узрю вас, дни славы, дни блаженства: 
Я плахе обречен. Последние часы 
Влачу. Заутра казнь. Торжественной рукою 
Палач мою главу подымет за власы
  Над равнодушною толпою. 
Простите, о друзья! Мой бесприютный прах 
Не будет почивать в саду, где провождали 
Мы дни беспечные в науках и в пирах 
И место наших урн заране назначали.
  Но, други, если обо мне
  Священно вам воспоминанье, 
Исполните мое последнее желанье: 
Оплачьте, милые, мой жребий в тишине; 
Страшитесь возбудить слезами подозренье; 
В наш век, вы знаете, и слезы преступленье: 
О брате сожалеть не смеет ныне брат. 
Еще ж одна мольба: вы слушали стократ 
Стихи, летучих дум небрежные созданья, 
Разнообразные, заветные преданья 
Всей младости моей. Надежды, и мечты, 
И слезы, и любовь, друзья, сии листы 
Всю жизнь мою хранят. У Авеля, у Фанни*, 
Молю, найдите их; невинной музы дани 
Сберите. Строгий свет, надменная молва 
Не будут ведать их. Увы, моя глава 
Безвременно падет: мой недозрелый гений 
Для славы не свершил возвышенных творении; 
Я скоро весь умру. Но, тень мою любя, 
Храните рукопись, о други, для себя! 
Когда гроза пройдет, толпою суеверной 
Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный,
И, долго слушая, скажите: это он; 
Вот речь его. А я, забыв могильный сон, 
Взойду невидимо и сяду между вами, 
И сам заслушаюсь, и вашими слезами 
Упьюсь... и, может быть, утешен буду я 
Любовью; может быть, и Узница моя****, 
Уныла и бледна, стихам любви внимая..."

* (У Авеля, у Фанни.

Abel, doux confident des mes jeunes mysteres (El. I):** один из друзей А. III.

Fanni, I'une des maitresses d'An. Ch. Voyez les odes qui lui sont adressees***.)

** (Авель, милый наперсник моих юношеских Тайн (Элегия I) (франц.).)

*** (Фанни, одна из любовниц Андрея Шенье. См. оды, к ней обращенные (франц.).)

**** (И Узница моя.

V. La jeune Captive (M-lle de Coigny)*****)

***** (См. Юная Пленница (М-ль де Куаньи) (франц.).)

Но, песни нежные мгновенно прерывая, 
Младой певец поник задумчивой главой. 
Пора весны его с любовию, тоской 
Промчалась перед ним. Красавиц томны очи, 
И песни, и пиры, и пламенные ночи, 
Все вместе ожило; и сердце понеслось 
Далече... и стихов журчанье излилось:

"Куда, куда завлек меня враждебный гений?
Рожденный для любви, для мирных искушений.
Зачем я покидал безвестной жизни тень,
Свободу, и друзей, и сладостную лень?
Судьба лелеяла мою златую младость;
Беспечною рукой меня венчала радость,
И муза чистая делила мой досуг.
На шумных вечерах друзей любимый друг,
Я сладко оглашал и смехом и стихами
Сень, охраненную домашними богами.
Когда ж, вакхической тревогой утомясь
И новым пламенем незапно воспалясь,
Я утром наконец являлся к милой деве
И находил ее в смятении и гневе;
Когда, с угрозами, и слезы на глазах,
Мой проклиная век, утраченный в пирах,
Она меня гнала, бранила и прощала:
Как сладко жизнь моя лилась и утекала!
Зачем от жизни сей, ленивой и простой,
Я кинулся туда, где ужас роковой,
Где страсти дикие, где буйные невежды,
И злоба, и корысть! Куда, мои надежды,
Вы завлекли меня! Что делать было мне,
Мне, верному любви, стихам и тишине,
На низком поприще с, презренными бойцами! 
Мне ль было управлять строптивыми конями 
И круто напрягать бессильные бразды? 
И что ж оставлю я? Забытые следы 
Безумной ревности и дерзости ничтожной. 
Погибни, голос мой, и ты, о призрак ложный,
  Ты, слово, звук пустой... 
                           О нет!
  Умолкни, ропот малодушный!
  Гордись и радуйся, поэт:
  Ты не поник главой послушной
  Перед позором наших лет;
  Ты презрел мощного злодея;
  Твой светоч, грозно пламенея,
  Жестоким блеском озарил
  Совет правителей бесславных;*
  Твой бич настигнут их, казнил
  Сих палачей самодержавных;
  Твой стих свистал по их главам; 
Ты звал на них, ты славил Немезиду;
  Ты пел Маратовым жрецам
  Кинжал и деву-эвмениду! 
Когда святой старик от плахи отрывал 
Венчанную главу рукой оцепенелой, 
  Ты смело им обоим руку дал,
  И перед вами трепетал
  Ареопаг остервенелый. 
Гордись, гордись, певец; а ты, свирепый зверь,
  Моей главой играй теперь: 
Она в твоих когтях. Но слушай, знай, безбожный: 
Мой крик, мой ярый смех преследует тебя!
  Пей нашу кровь, живи, губя:
  Ты все пигмей, пигмей ничтожный. 
И час придет... и он уж недалек:
  Падешь, тиран! Негодованье 
Воспрянет наконец. Отечества рыданье
  Разбудит утомленный рок. 
Теперь иду... пора... Но ты ступай за мною; 
Я жду тебя".

* (Voyez ses i'ambes.

Chenier avait merite la haine des factieux. Il avait celebre Charlotte Corday, fletri Collot d'Herbois, attaque Robespierre. - On sait que le roi avait demande a l'Assemblee, par une lettre pleine de calme et de dignite, le droit d'appeler au peuple du jugement qui le condamnait. Cette lettre signee dans lanuit du 17 au 18 janvier est d'Andre" Chenier.

(H. de la Touche.)**)

** (См. его ямбы.

Шенье заслужил ненависть мятежников. Он прославлял Шарлотту Корде, клеймил Колло д'Эрбуа, нападал на Робеспьера. - Известно, что король испрашивал у Конвента письмом, исполненным спокойствия и достоинства, права апеллировать к народу на вынесенный ему приговор. Это письмо, подписанное в ночь с 17 на 18 января, составлено Андреем Шенье,

(А. де ла Туш) (франц.).)

               Так пел восторженный поэт. 
И все покоилось. Лампады тихий свет
  Бледнел пред утренней зарею, 
И утро веяло в темницу. И поэт
  К решетке поднял важны взоры... 
Вдруг шум. Пришли, зовут. Они! Надежды нет!
  Звучат ключи, замки, запоры. 
Зовут... Постой, постой; день только, день один:
  И казней нет, и всем свобода, 
  И жив великий гражданин
  Среди великого народа*. 
Не слышат. Шествие безмолвно. Ждет палач. 
Но дружба смертный путь поэта очарует**. 
Вот плаха. Он взошел. Он славу именует...**** 
        Плачь, муза, плачь!..

* (Он был казнен 8 термидора, т. е. накануне низвержения Робеспиерра.)

** (На роковой телеге везли на казнь с Ан. Шенье и поэта Руше, его друга. Ils parlerent de poesie a leurs derniers moments: pour eux apres l'amitie c'etait la plus belle chose de la terre. Racine fut l'objet de leur entretien et de leur derniere admiration. Ils voulurent reciter ses vers. Ils choisirent la premiere scene dAndromaque.

(H. de la Touche.)***)

*** (В свои последние минуты они беседовали о поэзии. Она была для них, после дружбы, прекраснее всего на свете. Предметом их разговора и последнего восхищения был Расин. Они решили читать его стихи. Выбрали они первую сцену Андромахи.

(А. де ла Туш) (франц.).)

**** (На месте казни он ударил себя в голову и сказал: pourtant j'avais quelque chose la*****.)

***** (все же здесь у меня кое-что было (франц.).)

К Родзянке

Ты обещал о романтизме, 
О сем парнасском афеизме, 
Потолковать еще со мной, 
Полтавских муз поведать тайны, 
А пишешь мне об ней одной... 
Нет, это ясно, милый мой, 
Нет, ты влюблен, Пирон Украйны!

Ты прав: что может быть важней 
На свете женщины прекрасной? 
Улыбка, взор ее очей 
Дороже злата и честей, 
Дороже славы разногласной... 
Поговорим опять об ней.

Хвалю, мой друг, ее охоту, 
Поотдохнув, рожать детей, 
Подобных матери своей; 
И счастлив, кто разделит с ней 
Сию приятную заботу: 
Не наведет она зевоту, 
Дай бог, чтоб только Гименей 
Меж тем продлил свою дремоту.

Но не согласен я с тобой, 
Не одобряю я развода! 
Во-первых, веры долг святой, 
Закон и самая природа...

А во-вторых, замечу я, 
Благопристойные мужья 
Для умных жен необходимы: 
При них домашние друзья 
Иль чуть заметны, иль незримы. 
Поверьте, милые мои: 
Одно другому помогает, 
И солнце брака затмевает 
Звезду стыдливую любви.

К***

Я помню чудное мгновенье: 
Передо мной явилась ты, 
Как мимолетное виденье, 
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной, 
В тревогах шумной суеты, 
Звучал мне долго голос нежный 
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный 
Рассеял прежние мечты, 
И я забыл твой голос нежный, 
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья 
Тянулись тихо дни мои 
Без божества, без вдохновенья, 
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье: 
И вот опять явилась ты, 
Как мимолетное виденье, 
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье, 
И для него воскресли вновь 
И божество, и вдохновенье, 
И жизнь, и слезы, и любовь.
А. П. Керн. Рисунок Пушкина. 1829
А. П. Керн. Рисунок Пушкина. 1829

Жених

Три дня купеческая дочь 
Наташа пропадала;
Она на двор на третью ночь 
Без памяти вбежала.
С вопросами отец и мать
К Наташе стали приступать, 
Наташа их не слышит, 
Дрожит и еле дышит.

Тужила мать, тужил отец, 
И долго приступали,
И отступились наконец, 
А тайны не узнали.
Наташа стала, как была,
Опять румяна, весела,
Опять пошла с сестрами 
Сидеть за воротами.

Раз у тесовых у ворот, 
С подружками своими,
Сидела девица - и вот 
Промчалась перед ними
Лихая тройка с молодцом.
Конями, крытыми ковром, 
В санях он стоя правит, 
И гонит всех, и давит.

Он, поровнявшись, поглядел,
Наташа поглядела, 
Он вихрем мимо пролетел,
Наташа помертвела. 
Стремглав домой она бежит. 
"Он! он! узнала! - говорит, -
Он, точно он! держите,
Друзья мои, спасите!"

Печально слушает семья,
Качая головою; 
Отец ей: "Милая моя,
Откройся предо мною. 
Обидел кто тебя, скажи, 
Хоть только след нам укажи".
Наташа плачет снова.
И более ни слова.

Наутро сваха к ним на двор 
Нежданная приходит.
Наташу хвалит, разговор 
С отцом ее заводит:
"У вас товар, у нас купец;
Собою парень молодец,
И статный, и проворный, 
Не вздорный, не зазорный.

Богат, умен, ни перед кем
Не кланяется в пояс, 
А как боярин между тем
Живет, не беспокоясь; 
А подарит невесте вдруг 
И лисью шубу, и жемчуг,
И перстни золотые,
И платья парчевые.

Катаясь, видел он вчера
Ее за воротами; 
Не по рукам ли, да с двора,
Да в церковь с образами?"
Она сидит за пирогом, 
Да речь ведет обиняком, 
А бедная невеста
Себе не видит места.

"Согласен, - говорит отец; -
Ступай благополучно, 
Моя Наташа, под венец:
Одной в светелке скучно. 
Не век девицей вековать, 
Не всё косатке распевать,
Пора гнездо устроить,
Чтоб детушек покоить".

Наташа к стенке уперлась
И слово молвить хочет - 
Вдруг зарыдала, затряслась,
И плачет и хохочет. 
В смятенье сваха к ней бежит, 
Водой студеною поит
И льет остаток чаши
На голову Наташи.

Крушится, охает семья.
Опомнилась Наташа 
И говорит: "Послушна я,
Святая воля ваша. 
Зовите жениха на пир, 
Пеките хлебы на весь мир,
На славу мед варите,
Да суд на пир зовите".

"Изволь, Наташа, ангел мой!
Готов тебе в забаву 
Я жизнь отдать!" - И пир горой;
Пекут, варят на славу. 
Вот гости честные нашли, 
За стол невесту повели; 
Поют подружки, плачут, 
А вот и сани скачут. 

Вот и жених - и все за стол.
Звенящ гремят стаканы, 
Заздравный ковш кругом пошел;
Все шумно, гости пьяны.

       Жених
"А что же, милые друзья,
Невеста красная моя
Не пьет, не ест, не служит: 
О чем невеста тужит?"

Невеста жениху в ответ:
"Откроюсь наудачу. 
Душе моей покоя нет,
И день и ночь я плачу: 
Недобрый сон меня крушит". 
Отец ей: "Что ж твой сон гласит?
Скажи нам, что такое,
Дитя мое родное?"

"Мне снилось, - говорит она, -
Зашла я в лес дремучий, 
И было поздно; чуть луна
Светила из-за тучи; 
С тропинки сбилась я: в глуши 
Не слышно было ни души,
И сосны лишь да ели
Вершинами шумели.

И вдруг, как будто наяву,
Изба передо мною.
 Я к ней, стучу - молчат. Зову -
Ответа нет; с мольбою 
Дверь отворила я. 
Вхожу - В избе свеча горит; гляжу -
Везде сребро да злато,
Все светло и богато".

       Жених
"А чем же худ, скажи, твой сон? 
Знать, жить тебе богато".

       Невеста
Постой, сударь, не кончен он.
На серебро, на злато, 
На сукна, коврики, парчу, 
На новгородскую камчу
Я молча любовалась
И диву дивовалась.

Вдруг слышу крик и конский топ...
Подъехали к крылечку. 
Я поскорее дверью хлоп
И спряталась за печку. 
Вот слышу много голосов... 
Взошли двенадцать молодцов,
И с ними голубица
Красавица девица.

Взошли толпой, не поклонясь,
Икон не замечая; 
За стол садятся, не молясь
И шапок не снимая. 
На первом месте брат большой, 
По праву руку брат меньшой,
По леву голубица
Красавица девица.

Крик, хохот, песни, шум и звон, 
Разгульное похмелье..."

          Жених
"А чем же худ, скажи, твой сон? 
Вещает он веселье".
          
          Невеста
"Постой, сударь, не кончен он.
Идет похмелье, гром и звон,
Пир весело бушует,
Лишь девица горюет.

Сидит, молчит, ни ест, ни пьет 
И током слезы точит,
А старший брат свой нож берет, 
Присвистывая точит;
Глядит на девицу-красу,
И вдруг хватает за косу, 
Злодей девицу губит, 
Ей праву руку рубит".

"Ну это, - говорит жених, -
Прямая небылица! 
Но не тужи, твой сон не лих,
Поверь, душа-девица". 
Она глядит ему в лицо. 
"А это с чьей руки кольцо?"
Вдруг молвила невеста,
И все привстали с места.

Кольцо катится и звенит,
Жених дрожит бледнея; 
Смутились гости. - Суд гласит:
"Держи, вязать злодея!" 
Злодей окован, обличен, 
И скоро смертию казнен.
Прославилась Наташа!
И вся тут песня наша.

* * *

Если жизнь тебя обманет, 
Не печалься, не сердись! 
В день уныния смирись: 
День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живет; 
Настоящее уныло: 
Все мгновенно, все пройдет; 
Что пройдет, то будет мило.

* * *

На небесах печальная луна 
Встречается с веселою зарею, 
Одна горит, другая холодна. 
Заря блестит невестой молодою, 
Луна пред ней, как мертвая, бледна. 
Так встретился, Эльвина, я с тобою.

Вакхическая песня

Что смолкнул веселия глас?
Раздайтесь, вакхальны припевы!
Да здравствуют нежные девы 
И юные жены, любившие нас!
Полнее стакан наливайте! 
     На звонкое дно 
     В густое вино
Заветные кольца бросайте! 
Подымем стаканы, содвинем их разом! 
Да здравствуют музы, да здравствует разум!
Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари, 
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума. 
Да здравствует солнце, да скроется тьма!

Н. Н.

Примите "Невский альманах". 
Он мил и в прозе, и в стихах: 
Вы тут найдете Полевого, 
Великопольского, Хвостова; 
Княжевич, дальный ваш родня,
Украсил также книжку эту; 
Но не найдете вы меня: 
Мои стихи скользнули в Лету. 
Что слава мира?.. дым и прах! 
Ах, сердце ваше мне дороже!.. 
Но, кажется, мне трудно тоже 
Попасть и в этот альманах.

Сафо

Счастливый юноша, ты всем меня пленил: 
Душою гордою и пылкой и незлобной, 
И первой младости красой женоподобной.

* * *

Цветы последние милей 
Роскошных первенцев полей. 
Они унылые мечтанья 
Живее пробуждают в нас. 
Так иногда разлуки час 
Живее сладкого свиданья.

19 октября

Роняет лес багряный свой убор, 
Сребрит мороз увянувшее поле, 
Проглянет день как будто поневоле 
И скроется за край окружных гор. 
Пылай, камин, в моей пустынной келье; 
А ты, вино, осенней стужи друг, 
Пролей мне в грудь отрадное похмелье, 
Минутное забвенье горьких мук.

Печален я: со мною друга нет, 
С кем долгую запил бы я разлуку, 
Кому бы мог пожать от сердца руку 
И пожелать веселых много лет. 
Я пью один; вотще воображенье 
Вокруг меня товарищей зовет; 
Знакомое не слышно приближенье, 
И милого душа моя не ждет.

Я пью один, и на брегах Невы 
Меня друзья сегодня именуют... 
Но многие ль и там из вас пируют? 
Еще кого не досчитались вы? 
Кто изменил пленительной привычке? 
Кого от вас увлек холодный свет? 
Чей глас умолк на братской перекличке? 
Кто не пришел? Кого меж вами нет?

Он не пришел, кудрявый наш певец, 
С огнем в очах, с гитарой сладкогласной: 
Под миртами Италии прекрасной 
Он тихо опит, и дружеский резец 
Не начертал над русскою могилой 
Слов несколько на языке родном, 
Чтоб некогда нашел привет унылый 
Сын севера, бродя в краю чужом.

Сидишь ли ты в кругу своих друзей, 
Чужих небес любовник беспокойный? 
Иль снова ты проходишь тропик знойный 
И вечный лед полунощных морей? 
Счастливый путь!.. С лицейского порога 
Ты на корабль перешагнул шутя, 
И с той поры в морях твоя дорога, 
О волн и бурь любимое дитя!

Ты сохранил в блуждающей судьбе 
Прекрасных лет первоначальны нравы: 
Лицейский шум, лицейские забавы 
Средь бурных волн мечталися тебе; 
Ты простирал из-за моря нам руку, 
Ты нас одних в младой душе носил 
И повторял: "На долгую разлуку 
Нас тайный рок, быть может, осудил!"

Друзья мои, прекрасен наш союз! 
Он как душа неразделим и вечен - 
Неколебим, свободен и беспечен 
Срастался он под сенью дружных муз. 
Куда бы нас ни бросила судьбина, 
И счастие куда б ни повело, 
Всё те же мы: нам целый мир чужбина; 
Отечество нам Царское Село.

Из края в край преследуем грозой, 
Запутанный в сетях судьбы суровой, 
Я с трепетом на лоно дружбы новой, 
Устав, приник ласкающей главой...
С мольбой моей печальной и мятежной, 
С доверчивой надеждой первых лет, 
Друзьям иным душой предался нежной; 
Но горек был небратский их привет.

И ныне здесь, в забытой сей глуши, 
В обители пустынных вьюг и хлада, 
Мне сладкая готовилась отрада: 
Троих из вас, друзей моей души, 
Здесь обнял я. Поэта дом опальный, 
О Пущин мой, ты первый посетил; 
Ты усладил изгнанья день печальный, 
Ты в день его лицея превратил.

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней, 
Хвала тебе - фортуны блеск холодный 
Не изменил души твоей свободной: 
Все тот же ты для чести и друзей. 
Нам разный путь судьбой назначен строгой; 
Ступая в Жизнь, мы быстро разошлись: 
Но невзначай проселочной дорогой 
Мы встретились и братски обнялись.

Когда постиг меня судьбины гнев, 
Для всех чужой, как сирота бездомный, 
Под бурею главой поник я томной 
И ждал тебя, вещун пермесских дев, 
И ты пришел, сын лени вдохновенный, 
О Дельвиг мой: твой голос пробудил 
Сердечный жар, так долго усыпленный, 
И бодро я судьбу благословил.

С младенчества дух песен в нас горел,
И дивное волненье мы познали;
С младенчества две музы к нам летали,
И сладок был их лаской наш удел:
Но я любил уже рукоплесканья,
Ты, гордый, пел для муз и для души;
Свой дар как жизнь я тратил без вниманья,
Ты гений свой воспитывал в тиши.

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво: 
Но юность нам советует лукаво, 
И шумные нас радуют мечты... 
Опомнимся - но поздно! и уныло 
Глядим назад, следов не видя там. 
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было, 
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Пора, пора! душевных наших мук 
Не стоит мир; оставим заблужденья!
Сокроем жизнь под сень уединенья! 
Я жду тебя, мой запоздалый друг - 
Приди; огнем волшебного рассказа 
Сердечные преданья оживи; 
Поговорим о бурных днях Кавказа, 
О Шиллере, о славе, о любви.

Пора и мне... пируйте, о друзья! 
Предчувствую отрадное свиданье; 
Запомните ж поэта предсказанье: 
Промчится год, и с вами снова я, 
Исполнится завет моих мечтаний; 
Промчится год, и я явлюся к вам! 
О сколько слез и сколько восклицаний, 
И сколько чаш, подъятых к небесам!

И первую полней, друзья, полней! 
И всю до дна в честь нашего союза! 
Благослови, ликующая муза, 
Благослови: да здравствует лицей! 
Наставникам, хранившим юность нашу, 
Всем честию, и мертвым и живым, 
К устам подъяв признательную чашу, 
Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! и, сердцем возгоря, 
Опять до дна, до капли выпивайте! 
Но за кого? о други, угадайте... 
Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье. 
Он раб молвы, сомнений и страстей; 
Простим ему неправое гоненье: 
Он взял Париж, он основал лицей.

Пируйте же, пока еще мы тут!
Увы, наш круг час от часу редеет;
Кто в гробе спит, кто, дальный, сиротеет;
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;
Невидимо склоняясь и хладея,
Мы близимся к началу своему...
Кому же из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Несчастный друг! средь новых поколений 
Докучный гость и лишний, и чужой, 
Он вспомнит нас и дни соединений, 
Закрыв глаза дрожащею рукой... 
Пускай же он с отрадой хоть печальной 
Тогда сей день за чашей проведет, 
Как ныне я, затворник ваш опальный, 
Его провел без горя и забот.

* * *

Всё в жертву памяти твоей: 
И голос лиры вдохновенной, 
И слезы девы воспаленной, 
И трепет ревности моей, 
И славы блеск, и мрак изгнанья, 
И светлых мыслей красота, 
И мщенье, бурная мечта 
Ожесточенного страданья.

Сцена из Фауста

Берег моря. Фауст и Мефистофель.

Фауст

Мне скучно, бес.

Мефистофель

         Что делать, Фауст? 
Таков вам положен предел,
Его ж никто не преступает. 
Вся тварь разумная скучает: 
Иной от лени, тот от дел; 
Кто верит, кто утратил веру; 
Тот насладиться не успел, 
Тот насладился через меру, 
И всяк зевает да живет - 
И всех вас гроб, зевая, ждет. 
Зевай и ты.

Фауст

           Сухая шутка! 
Найди мне способ как-нибудь 
Рассеяться.

Мефистофель

            Доволен будь 
Ты доказательством рассудка.

В своем альбоме запиши: 
Fastidium est quies - скука 
Отдохновение души. 
Я психолог... о вот наука!.. 
Скажи, когда ты не скучал? 
Подумай, поищи. Тогда ли, 
Как над Виргилием дремал, 
А розги ум твой возбуждали? 
Тогда ль, как розами венчал 
Ты благосклонных дев веселья 
И в буйстве шумном посвящал 
Им пыл вечернего похмелья? 
Тогда ль, как погрузился ты 
В великодушные мечты, 
В пучину темную науки? 
Но - помнится - тогда со скуки, 
Как арлекина, из огня 
Ты вызвал наконец меня. 
Я мелким бесом извивался, 
Развеселить тебя старался, 
Возил и к ведьмам и к духам, 
И что же? всё по пустякам. 
Желал ты славы - и добился, - 
Хотел влюбиться - и влюбился. 
Ты с жизни взял возможну дань, 
А был ли счастлив?

Фауст

                Перестань, 
Не растравляй мне язвы тайной. 
В глубоком знанье жизни нет - 
Я проклял знаний ложный свет, 
А слава... луч ее случайный 
Неуловим. Мирская честь 
Бессмысленна, как сон... Но есть 
Прямое благо: сочетанье 
Двух душ...

Мефистофель

           И первое свиданье, 
Не правда ль? Но нельзя ль узнать
Кого изволишь поминать, 
Не Гретхен ли?

Фауст

             О сон чудесный! 
О пламя чистое любви! 
Там, там - где тень, где шум древесный,
Где сладко-звонкие струи - 
Там, на груди ее прелестной 
Покоя томную главу, Я счастлив был...

Мефистофель

             Творец небесный! 
Ты бредишь, Фауст, наяву! 
Услужливым воспоминаньем 
Себя обманываешь ты. 
Не я ль тебе своим стараньем 
Доставил чудо красоты? 
И в час полуночи глубокой 
С тобою свел ее? Тогда 
Плодами своего труда 
Я забавлялся одинокой, 
Как вы вдвоем - все помню я. 
Когда красавица твоя 
Была в восторге, в упоенье, 
Ты беспокойною душой 
Уж погружался в размышленье 
(А доказали мы с тобой, 
Что размышленье - скуки семя). 
И знаешь ли, философ мой, 
Что думал ты в такое время, 
Когда не думает никто? 
Сказать ли?

Фауст

Говори. Ну, что?

Мефистофель

Ты думал: агнец мой послушный! 
Как жадно я тебя желал!
Как хитро в деве простодушной 
Я грезы сердца возмущал! - 
Любви невольной, бескорыстной 
Невинно предалась она... 
Что ж грудь моя теперь полна 
Тоской и скукой ненавистной?.. 
На жертву прихоти моей 
Гляжу, упившись наслажденьем, 
С неодолимым отвращеньем: 
Так безрасчетный дуралей, 
Вотще решась на злое дело, 
Зарезав нищего в лесу, 
Бранит ободранное тело; - 
Так на продажную красу, 
Насытясь ею торопливо, 
Разврат косится боязливо... 
Потом из этого всего 
Одно ты вывел заключенье...

Фауст

Сокройся, адское творенье! 
Беги от взора моего!

Мефистофель

Изволь. Задай лишь мне задачу: 
Без дела, знаешь, от тебя 
Не смею отлучаться я - 
Я даром времени не трачу.

Фауст

Что там белеет? говори.

Мефистофель

Корабль испанский трехмачтовый, 
Пристать в Голландию готовый: 
На нем мерзавцев сотни три,
Две обезьяны, бочки злата, 
Да груз богатый шоколата, 
Да модная болезнь: она 
Недавно вам подарена.

Фауст

Всё утопить.

Мефистофель

Сейчас.

(Исчезает.)

З. А. Волконская. Художник Ж.-Б. Изабэ. Миниатюра. 1815
З. А. Волконская. Художник Ж.-Б. Изабэ. Миниатюра. 1815

Зимний вечер

Буря мглою небо кроет, 
Вихри снежные крутя; 
То, как зверь, она завоет, 
То заплачет, как дитя, 
То по кровле обветшалой 
Вдруг соломой зашумит, 
То, как путник запоздалый, 
К нам в окошко застучит.

Наша ветхая лачужка
И печальна и темна.
Что же ты, моя старушка,
Приумолкла у окна?
Или бури завываньем
Ты, мой друг, утомлена,
Или дремлешь под жужжаньем
Своего веретена? 

Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой мне песню, как девица
За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет, 
Вихри снежные крутя; 
То, как зверь, она завоет, 
То заплачет, как дитя. 
Выпьем, добрая подружка 
Бедной юности моей, 
Выпьем с горя; где же кружка? 
Сердцу будет веселей.

* * *

Вертоград моей сестры, 
Вертоград уединенный; 
Чистый ключ у ней с горы 
Не бежит запечатленный. 
У меня плоды блестят 
Наливные, золотые; 
У меня бегут, шумят 
Воды чистые, живые. 
Нард, алой и киннамон 
Благовонием богаты: 
Лишь повеет аквилон, 
И закаплют ароматы.

* * *

В крови горит огонь желанья, 
Душа тобой уязвлена. 
Лобзай меня: твои лобзанья 
Мне слаще мирра и вина. 
Склонись ко мне главою нежной, 
И да почию безмятежный, 
Пока дохнет веселый день 
И двигается ночная тень.

Буря

Ты видел деву на скале 
В одежде белой над волнами, 
Когда, бушуя в бурной мгле, 
Играло море с берегами, 
Когда луч молний озарял 
Ее всечасно блеском алым 
И ветер бился и летал 
С ее летучим покрывалом? 
Прекрасно море в бурной мгле 
И небо в блесках без лазури; 
Но верь мне: дева на скале 
Прекрасней воли, небес и бури.

* * *

Хотя стишки на именины 
Натальи, Софьи, Катерины 
Уже не в моде, может быть; 
Но я, ваш обожатель верный, 
Я в знак послушности примерной 
Готов и ими вам служить. 
Но предаю себя проклятью, 
Когда я знаю, почему 
Вас окрестили благодатью! 
Нет, нет, по мненью моему, 
И ваша речь, и взор унылый, 
И ножка (смею вам сказать) 
Все это чрезвычайно мило, 
Но пагуба, не благодать.
А. Н. Вульф. Рисунок Пушкина. 1829
А. Н. Вульф. Рисунок Пушкина. 1829

С португальского

Там звезда заря взошла,
Пышно роза процвела. 
Это время нас, бывало, 
Друг ко другу призывало.

На постеле пуховой, 
Дева сонною рукой 
Отирала томны очи, 
Удаляя грезы ночи.

И являлася она 
У дверей иль у окна 
Ранней звездочки светлее, 
Розы утренней свежее.

Лишь ее завижу я, 
Мнилось, легче вкруг меня 
Воздух утренний струился; 
Я вольнее становился.

Меж овец деревни всей 
Я красавицы моей 
Знал любимую овечку - 
Я водил ее на речку,

На тенистые брега, 
На зеленые луга; 
Я поил ее, лелеял, 
Перед ней цветы я сеял.

Дева издали ко мне 
Приближалась в тишине, 
Я, прекрасную встречая, 
Пел, гитарою бряцая:

"Девы, радости моей, 
Нет! на свете нет милей! 
Кто, посмеет под луною 
Спорить в счастии со мною?

Не завидую царям, 
Не завидую богам, 
Как увижу очи томны, 
Тонкий стан и косы темны".

Так певал, бывало, ей, 
И красавицы моей 
Сердце песнью любовалось; 
Но блаженство миновалось.

Где ж красавица моя! 
Одинокий плачу я - 
Заменили песни нежны 
Стон и слезы безнадежны.

Из письма к Вяземскому

Сатирик и поэт любовный, 
Наш Аристип и Асмодей, 
Ты не племянник Анны Львовны, 
Покойной тетушки моей. 
Писатель нежный, тонкий, острый, 
Мой дядюшка - не дядя твой, 
Но, милый, - музы наши сестры, 
Итак, ты все же братец мой.

* * *

О муза пламенной сатиры! 
Приди на мой призывный клич!
Не нужно мне гремящей лиры, 
Вручи мне Ювеналов бич! 
Не подражателям холодным, 
Не переводчикам голодным, 
Не безответным рифмачам 
Готовлю язвы эпиграмм! 
Мир вам, несчастные поэты, 
Мир вам, журнальные клевреты, 
Мир вам, смиренные глупцы! 
А вы, ребята подлецы, - 
Вперед! Всю вашу сволочь буду 
Я мучить казнию стыда! 
Но если же кого забуду, 
Прошу напомнить, господа! 
О, сколько лиц бесстыдно-бледных, 
О, сколько лбов широко-медных 
Готовы от меня принять 
Неизгладимую печать!

* * *

Наш друг Фита, Кутейкин в эполетах, 
Бормочет нам растянутый псалом: 
Поэт Фита, не становись Фертом! 
Дьячок Фита, ты Ижица в поэтах!

* * *

Сказали раз царю, что наконец 
Мятежный вождь, Риэго, был удавлен. 
"Я очень рад, - сказал усердный льстец, - 
От одного мерзавца мир избавлен". 
Все смолкнули, все потупили взор, 
Всех рассмешил проворный приговор. 
Риэго был пред Фердинандом грешен, 
Согласен я. Но он за то повешен. 
Пристойно ли, скажите, сгоряча 
Ругаться нам над жертвой палача? 
Сам государь такого доброхотства 
Не захотел улыбкой наградить: 
Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить 
И в подлости осанку благородства.

Приятелям

Враги мои, покамест я ни слова... 
И, кажется, мой быстрый гнев угас; 
Но из виду не выпускаю вас 
И выберу когда-нибудь любого: 
Не избежит пронзительных когтей, 
Как налечу нежданный, беспощадный. 
Так в облаках кружится ястреб жадный 
И сторожит индеек и гусей.

Совет

Поверь: когда слепней и комаров 
Вокруг тебя летает рой журнальный, 
Не рассуждай, не трать учтивых слов, 
Не возражай на писк и шум нахальный: 
Ни логикой, ни вкусом, милый друг, 
Никак нельзя смирить их род упрямый. 
Сердиться грех - но замахнись и вдруг 
Прихлопни их проворной эпиграммой.

* * *

Напрасно ахнула Европа, 
Не унывайте, не беда! 
От петербургского потопа 
Спаслась "Полярная звезда". 
Бестужев, твой ковчег на бреге! 
Парнаса блещут высоты; 
И в благодетельном ковчеге 
Спаслись и люди и скоты.

Прозаик и поэт

О чем, прозаик, ты хлопочешь? 
Давай мне мысль какую хочешь:
 Ее с конца я завострю,
Летучей рифмой оперю; 
Взложу на тетиву тугую, 
Послушный лук согну в дугу, 
А там пошлю наудалую, 
И горе нашему врагу!

Жив, жив курилка!

Как! жив еще Курилка журналист?
- Живёхонек! все так же сух и скучен, 
И груб, и глуп, и завистью, размучен, 
Все тискает в свой непотребный, лист - 
И старый вздор, и вздорную новинку.
- Фу! надоел Курилка журналист! 
Как загасить вонючую лучинку? 
Как уморить Курилку моего?
Дай мне совет. - Да... плюнуть на него.

Литературное известие

В Элизии Василий Тредьяковский 
(Преострый муж, достойный много хвал) 
С усердием принялся за журнал. 
В сотрудники сам вызвался Поповский, 
Свои статьи Елагин обещал; 
Курганов сам над критикой хлопочет, 
Блеснуть умом "Письмовник" снова хочет; 
И, говорят, на днях они начнут, 
Благословись, сей преполезный труд, - 
И только ждет Василий Тредьяковский, 
Чтоб подоспел Михайло Каченовский.

Ex ungue leonem*

Недавно я стихами как-то свистнул 
И выдал их без подписи моей; 
Журнальный шут о них статейку тиснул, 
Без подписи ж пустив ее, злодей. 
Но что ж? Ни мне, ни площадному шуту 
Не удалось прикрыть своих проказ: 
Он по когтям узнал меня в минуту, 
Я по ушам узнал его как раз.

* (По когтям льва (узнают) (лат.).)

* * *

Словесность русская больна: 
Лежит в истерике она 
И бредят языком мечтаний, 
И хладный между тем зоил 
Ей Качедовский застудил 
Теченье месячных изданий.

Соловей и кукушка

В лесах, во мраке ночи праздной,
Весны певец разнообразный
Урчит, и свищет, и гремит;
Но бестолковая кукушка,
Самолюбивая болтушка,
Одно куку свое твердит,
И эхо вслед за нею то же.
Накуковали нам тоску!
Хоть убежать. Избавь нас, боже,
От элегических куку!

Движение

Движенья нет, сказал мудрец брадатый. 
Другой смолчал и стал пред ним ходить. 
Сильнее бы не мог он возразить; 
Хвалили все ответ замысловатый. 
Но, господа, забавный случай сей 
Другой пример на память мне приводит: 
Ведь каждый день пред нами солнце ходит, 
Однако ж прав упрямый Галилей.

* * *

Воспитанный под барабаном, 
Наш царь лихим был капитаном: 
Под Австерлицем он бежал, 
В двенадцатом году дрожал, 
Зато был фрунтовой профессор! 
Но фрунт герою надоел - 
Теперь коллежский он асессор 
По части иностранных дел!

На трагедию гр. Хвостова,

изданную с портретом Колосовой

Подобный жребий для поэта 
И для красавицы готов: 
Стихи отводят от портрета, 
Портрет отводит от стихов.

* * *

От многоречия отрекшись добровольно, 
В собранье полном слов не вишу пользы я; 
Для счастия души, поверьте мне, друзья, 
Иль слишком мало, всех, иль одного довольно.

* * *

Нет ни в чем вам благодати; 
С счастием у вас разлад: 
И прекрасны вы некстати 
И умны вы невпопад.
предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"