Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1825

* Сожженное письмо. "Сестра поэта, О. С. Павлищева, говорила вам, - писал П. В. Анненков,- что когда приходило из Одессы письмо с печатью, изукрашенною точно такими же кабалистическими знаками, какие находились и на перстне ее брата, - последний запирался в своей комнате, никуда но выходил и никого не принимал к себе" ("Александр Сергеевич Пушкин в александровскую эпоху", 1874, стр. 283). Речь шла о письмах Воронцовой, запечатанных таким же перстнем, как и перстень-талисман Пушкина, подаренный ему Воронцовой.

Ода его сият. гр. Дм. Ив. Xвостову. Пародия на оды самого Хвостова, Петрова, Дмитриева, направленная главным образом против архаических форм в стихах молодых поэтов - Кюхельбекера, Рылеева. В "Оде" воспроизведен литературный стиль одописцев; славянизмы наряду с просторечием, риторическая выспренность выражений, архаический словарь, авторские примечания к стихотворениям.

Намекая на оду Хвостова "На смерть Байрона", Пушкин иронически приглашает Хвостова заменить Байрона, умершего в Греции деятелем национально-освободительной борьбы греков против турецкого владычества (см. прим. к стих. "К морю").

Султан - Махмуд II (1785-1839). Султан ярится - начальные слова оды В. П. Петрова "На войну с турками" (1769). Кровь... резвоскачет - выражение из стихотворения Кюхельбекера "Грибоедову", только что напечатанного в "Московском телеграфе" (1825, № 1): "И резвоскачущая кровь"; Пит - Вильям Питт (Младший) (1759-1806), английский государственный деятель, известный жестоким подавлением мятежа в Ирландии (1798). Просторечие Где от крови земля промокла и рифма промокла - Фемистокла - пародия на выражение Рылеева "Давно от слез и крови взмокла // Эллада средь святой борьбы" и па его рифму "взмокла - Фемистокла" (в стихотворении "На смерть Байрона", тогда еще не напечатанном).

* Козлову ("Певец! когда перед тобой..."). Козлов, Иван Иванович (1779-1840), поэт, начал писать стихи лишь на сорок третьем году жизни, после того как ослеп. Печатая стихотворение, Пушкин сопровождал его (в оглавлении) подзаголовком: "По получепии от него "Чернеца"" ("Чернец" - поэма Козлова). Козлов благодарил Пушкина за послание восторженным письмом, в котором писал: "Не мой слабый талант, но восхищение перед вашим дарованием и искренняя привязанность, которую я к вам питаю, оправдывают первое полустишие 7-го стиха; еще раз спасибо, большое спасибо; оно тронуло меня до глубины души!" (См. Акад. изд. Собр. соч. Пушкина, т. XIII, стр. 176 и 536.)

* Желание славы. Стихотворение обращено к Е. К. Воронцовой. Слезы, муки, измены, клевета - см. выше прим. к стих. "Коварность".

* П. А. Осиповой ("Быть может, уж недолго мне..."). Написано в связи с планами бегства за границу, которые Пушкин уже давно обдумывал.

"Храни меня, мой талисман...". См. выше прим. к стих. "Сожженное письмо".

* Андрей Шенье. Андрей Шенье (1762-1794) - французский поэт, во время революции оставался в лагере умеренных и выступал в печати в защиту жирондистов, а во время процесса короля Людовика XVI - в его защиту. Ото вызвало подозрение якобинского правительства, Шенье был обвинен в заговоре в пользу монархии и казнен 7 термидора (26 июля 1794 г.), за два дня до падения диктатуры Робеспьера (об отношении Пушкина к якобинцам см. в статье о стихотворениях Пушкина; т. 1).

Стихи Приветствую тебя, мое светило до Так буря мрачная минет были запрещены цензурой и заменены в печати четырьмя строками точек. После восстания декабристов они стали распространяться в рукописных копиях с неправильным заглавием "На 14 декабря" (стихотворение было написано за полгода до восстания на Сенатской площади). Стихи эти дошли до правительства, началось расследование, и Пушкину пришлось четыре раза в продолжение 1827 г., в Москве и Петербурге, давать официальные объяснения о происхождении и смысле предъявляемых ему стихов из "Андрея Шенье". Приводим объяснение самим Пушкиным этого текста (из показания 27 января 1827 г.):

"Они явно относятся к французской революции, коей А. Шенье погиб жертвою. Он говорит:

    Я славил твой небесный гром, 
Когда он разметал позорную твердыню.

Взятие Бастилии, воспетое Андреем Шенье.

    Я слышал братский их обет, 
    Великодушную присягу
И самовластию бестрепетный ответ -

Присяга du jou de poume* и ответ Мирабо: allez dire a votro maitre etc.**

* (В зале для игры в мяч (франц.). Имеется в виду клятва депутатов французского Национального собрания от третьего сословия - сопротивляться деспотизму короля.)

** (Идите, скажите своему господину, и т. д. (франц.). Начало известного ответа Мирабо 23 июня 1789 г. церемониймейстеру короля на его предложение очистить "зал для игры в мяч": "Идите, скажите своему господину, что мы находимся здесь по воле народа и что изгнать нас можно только штыками".)

И пламенный трибун - и проч.

Он же, Мирабо.

Уже в бессмертный Пантеон 
Святых изгнанников входили славны тени -

Перенесение тел Вольтера и Руссо в Пантеон.

Мы свергнули царей - - - 

в 1793 г.

Убийцу с палачами 
Избрали мы в цари -

Робеспьера и Конвент".

"Андрей Шенье" - одно из важнейших автобиографических стихотворений Пушкина, сближавшего свою судьбу гонимого тираном поэта с судьбой Андрея Шенье. Эпиграф из Андрея Шенье первоначально был эпиграфом к тетради лирических стихотворений, в которой поэт писал в ссылке. Стихи Гордись и радуйся, поэт до Кинжал и деву-эвмениду намекают на стихотворения "Вольность" и "Кинжал", политические эпиграммы. Стихи ...а ты, свирепый зверь до Разбудит утомленный рок были обращены, в сущности, к Александру I. Поэт писал 13 июля 1825 г. Вяземскому: "Читал ты моего А. Шенье в темнице? Суди обо мне, как иезуит - по намерению" (см. т. 9). После смерти Александра I, 4-6 декабря 1825 г., он писал Плетневу: "Душа! я пророк, ей-богу пророк! Я Андрея Шенье волю напечатать церковными буквами во имя отца и сына etc." (см. т. 9).

Первые три строфы - посвящение стихотворения П. И. Раевскому (младшему), о чем сам поэт писал Плетневу около 19 июля 1825 г. (см. т. 9).

К Родзянке ("Ты обещал о романтизме..."). Родзянко, Аркадий Гаврилович (1793-1850) - поэт, член "Зеленой лампы". В ответ на переданный Пушкину поклон от Родзянки поэт послал ему 8 декабря 1824 г. письмо со стихами "Прости, украинский мудрец..." (см. Незавершенное, отрывки, наброски). На письмо Пушкина Родзянко ответил вместо с А. П. Керн лишь в мае 1825 г. шутливым письмом, полным грубоватых шуточек. На это письмо и отвечает Пушкин своим стихотворением "Ты обещал о романтизме...", написанном в духе письма Родзянки.

* К *** ("Я помню чудное мгновенье..."). Керн, Анна Петровна (1800-1879) - племянница соседки Пушкина П. А. Осиновой. Гостила летом 1825 г. в Тригорском. В первой строфе поэт вспоминает первую встречу с ней, в 1819 г., в Петербурге, в доме Олениных. Керн писала о том, как Пушкин передал ей эти стихи в день ее отъезда из Тригорского. "Он пришел утром и на прощание принес мне экземпляр 2-й главы "Онегина"*, в неразрезанных листках, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами: "Я помню чудное мгновенье" и проч. и проч. Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове - не знаю" ("Пушкин в воспоминаниях и рассказах современников", Л. 1936, стр. 326).

* (Керн ошиблась, вторая глава еще не вышла тогда. Вероятно, это была первая глава "Евгения Онегина".)

* Жених. Написанное в балладной форме стихотворение основано на русской народной сказке о девушке и разбойниках, записанной Пушкиным в 1824 г. со слов няни. В первой публикации (1827) сопровождалось подзаголовком "Простонародная сказка", перенесенным в сборнике стихотворений (1829) в оглавление. Под названием "Наташа" и "Жених" вошло (в 1827 и 1828 гг.) в списки предназначенных к изданию стихотворений. Под названием "Сказка о женихе" вошло в список предназначавшихся для издания "Простонародных сказок" (издание не было осуществлено).

* "Если жизнь тебя обманет...". Написано а-альбом второй дочери П. А. Осиновой, пятнадцатилетней Евпраксии Николаевне Вульф (Зизи) (1809-1883).

* Сафо ("Счастливый юноша, ты всем меня пленил..."). Напечатано Пушкиным в его первом сборнике стихотворений в отделе "Подражания древним". У античной поэтессы Сафо подобных стихов нет, стихотворение - оригинально.

"Цветы последние милей...". Происхождение стихотворения объясняется заглавием в копии руки П. А. Осиновой: "Стихи па случай в позднюю осень присланных цветов к П. от П. О." (т. е. к Пушкину от П. Осиповой).

* 19 октября ("Роняет лес багряный свой убор..."). 19 октября - день основания лицея, постоянно отмечавшийся лицеистами первого выпуска. Он не пришел, кудрявый наш певец - Корсаков, Николай Александрович, композитор, умерший 26 сентября 1820 г. во Флоренции. Чужих небес любовник беспокойный - Матюшкин, Федор Федорович (1799-1872), моряк; он был в это время уже в третьем плаванье, кругосветном. На долгую разлуку... - перифраз заключительных стихов "Прощальной песни воспитанников царскосельского лицея" Дельвига:

Судьба на вечную разлуку, 
Быть может, здесь сроднила нас.

Стихи Друзьям иным душой предался нежной, // Но горек был небратский их привет говорят о предательской дружбе Ф. Толстого и других в 1820 г. (см. прим. к стих. "Эпиграмма" - "В жизни мрачной и презренной..." - т. 1), а затем А. Н. Раевского (см. выше, "Коварность"). О Пущин мой, ты первый посетил... - Пущин приезжал к Пушкину в Михайловское на один день, 11 января 1825 г. Он рассказал позднее об этом посещении в своих "Записках о Пушкине". Ты, Горчаков... - А. М. Горчаков встретился с Пушкиным у своего дяди, А. Н. Пещурова, в имении Лямоново, недалеко от Михайловского, летом 1825 г. О Дельвиг мой... - Дельвиг гостил у Пушкина в Михайловском в апреле 1825 г. Скажи, Вильгельм... - Кюхельбекер. Несчастный друг... - пережил всех товарищей по выпуску А. М. Горчаков, умерший 84 лет.

В первоначальной беловой редакции были строфы, которые Пушкин не ввел в окончательный текст; после стиха "Минутное забвенье горьких мук..." (строфа I):

Товарищи! сегодня праздник наш. 
Заветный срок! сегодня там, далече, 
На пир любви, на сладостное вече 
Стеклися вы при звоне мирных чаш. - 
Вы собрались, мгновенно молодея, 
Усталый дух в минувшем обновить, 
Поговорить на языке лицея 
И с жизнью вновь свободно пошалить.

На пир любви душой стремлюся я... 
Вот вижу вас, вот милых обнимаю. 
Я праздника порядок учреждаю... 
Я вдохновен, о, слушайте, друзья: 
Чтоб тридцать мест нас ожидали снова! 
Садитеся, как вы садились там, 
Когда места в тени святого крова 
Отличие предписывало нам.

Спартанскою душой пленяя нас, 
Воспитанный суровою Минервой, 
Пускай опять Вальховский сядет первый, 
Последним я, иль Брольо, иль Данзас. 
Но многие не явятся меж нами... 
Пускай, друзья, пустеет место их. 
Они придут: конечно, над водами 
Иль на холме под сенью лип густых

Они твердят томительный урок, 
Или роман украдкой пожирают, 
Или стихи влюбленные слагают, 
И позабыт полуденный звонок. 
Они придут! - за праздные приборы 
Усядутся; напенят свой стакан, 
В нестройный хор сольются разговоры, 
И загремит веселый наш пеан.

После стиха "Ты в день его лицея превратил" (строфа 9) следует строфа о И. В. Малиновском:

Что ж я тебя не встретил тут же с ним, 
Ты, наш казак и пылкий и незлобный, 
Зачем и ты моей сени надгробной 
Не озарил присутствием своим?
Мы вспомнили б, как Вакху приносили 
Безмолвную мы жертву в первый раз, 
Как мы впервой все трое полюбили,
Наперсники, товарищи проказ...

Все трое полюбили - Пушкин, Пущин и Малиновский влюбились в Е. П. Бакунину (см. прим. к стих. "Осеннее утро" - т. 1).

После стиха "Он взял Париж, он основал лицей" (строфа 17) следовало:

Куницыну дань сердца и вина! 
Он создал пас, он воспитал наш пламень, 
Поставлен им краеугольный камень, 
Им чистая лампада возжена... 
Наставникам, хранившим юность нашу, 
Всем честию - и мертвым и живым, 
К устам подняв признательную чашу, 
Не помня зла, за благо воздадим.

Куницын, Александр Петрович - преподаватель "нравственных и политических наук" в Царскосельском лицее, один из самых любимых и уважаемых профессоров Пушкина, известный своими передовыми убеждениями.

"Всё в жертву памяти твоей...". Обращено, вероятно, к Е. К. Воронцовой.

* Сцена из Фауста. Стихотворение, напечатанное Пушкиным первоначально под заглавием "Новая сцена из Фауста", вполне оригинально, хотя и использует образы трагедии Гете (Мефистофель, Фауст, Гретхен).

* Зимний вечер. Картина жизни Пушкина в ссылке в Михайловском. Моя старушка - няня поэта, Арина Родионовна.

* "Вертоград моей сестры...". В первой публикации это стихотворение и стихотворение "В крови горит огонь желанья" объединены общим заглавием: "Подражания". Стихотворение восходит к библейской "Песни песней" царя Соломона (гл. 4, ст. 12-16).

* "В крови горит огонь желанья...". Стихотворение написано па мотив двух первых стихов "Песни песней" царя Соломона, первоначально вольно переложенных Пушкиным прозой в его черновой тетради.

"Хотя стишки на именины...". Стихи написаны на именины Апны Николаевны Вульф (1799-1857), старшей дочери П. А. Осиновой. Благодать - перевод еврейского имени Анна.

С португальского ("Там звезда зари взошла..."). Вольный перевод стихотворения "Recordacoes" ("Воспоминания") бразильского поэта Томаса-Антонио Гонзага (1744-1807?). Стихотворение входило в сборник стихов, написанных Гонзага в ссылке, в разлуке с родиной и с возлюбленной. Перевод Пушкина сделан, вероятно, не с португальского подлинника, а с французского перевода ("Marilie, chants elegia-ques de Gonzaga, traduits par E. Monglave et P. Chalas", Paris, 1825).

Из письма к Вяземскому ("Сатирик и поэт любовный..."). Стихи извлечены из письма к Вяземскому, датируемого 16-24 сентября 1825 г. (см. т. 9).

Асмодей - адский дух (прозвище Вяземского в "Арзамасе", заимствованное из баллады Жуковского "Громобой"). Под текстом восьмистишия Пушкин написал вариант стиха 5:

Василий Львович тонкий, острый.

"О муза пламенной сатиры!..". Существует сведение, сообщенное приятелем Пушкина С. А. Соболевским, что это стихотворение поэт рассматривал как введение в свой сборник эпиграмм, который, однако, не был им осуществлен. Написано между 1823 и 1825 гг.

"Наш друг Фита, Кутейкин в эполетах...". Четверостишие вызвано переложением псалмов, которые Федор Николаевич Глинка печатал в журналах (ср. запись Пушкина в дневнике от 22 декабря 1834 г.). Фита - этой буквой (с которой писалось по старой орфографии имя Федор) подписывался Глинка в печати. Кутейкин - персонаж из комедии Фонвизина "Недоросль", семинарист, речь которого пересыпана славянскими выражениями, производящими комическое впечатление в разговорной речи. ...в эполетах - Глинка был гвардейским полковником. Ижица - последняя буква старого алфавита.

"Сказали раз царю, что наконец...". Эпиграмма на Воронцова, пользовавшегося репутацией "либерала". Царь - Александр I. Риэго - вождь испанской роволюции 1820-1823 гг., казненный 26 октября (7 ноября) 1823 г. Фердинанд VII (1784-1833) - испанский король. Версию декабриста Н. В. Басаргина ("Записки", Пгр. 1917, стр. 28) о том, что эпизод связан с известием об аресте Риэго (а не о казни), следует признать неправильной. Заключительные стихи эпиграммы стали крылатым словом (но не по тексту автографа, а по тексту первой посмертной публикации - "И в самой подлости оттенок благородства").

* Приятелям ("Враги мои, покамест я ни слова..."). Посылая стихи Вяземскому для публикации, Пушкин озаглавил их "Приятелям". Однако стихотворение появилось, в "Московском телеграфе" под заглавием "Журнальным приятелям". Пушкин тотчас же послал исправление в "Северную пчелу", где и появилось следующее извещение: "Л. С. Пушкин просил издателей Сев. Пчелы известить публику, что стихи его сочинения, напечатанные в № 3 Моск. тел. на стр. 215 под заглавием "К журнальным приятелям", должно читать просто "К приятелям"". Пушкину было важно обратить внимание читателей на настоящее название эпиграммы, так как слово "приятель" употреблялось им и другими в значении "враг", а чаще "политический враг" (см., например, письмо Пушкина к Рылееву, датируемое второй половиной июня - августом 1825 г., где "нашим приятелем" назван Александр!). Эпиграмма, таким образом, адресована политическим врагам Пушкина.

"Напрасно ахнула Европа...". Погибший во время наводнения в Петербурге 7 ноября 1824 г. весь тираж альманаха "Полярная звезда" (на 1825 г.) был вновь отпечатан и вышел в свет в марте 1825 г. Бестужев, Александр Александрович (1797-1837), писатель-декабрист, был вместе с Рылеевым издателем этого альманаха.

Жив, жив курилка! В письме от 3 марта 1825 г. Плетнев писал Пушкину: "Каченовский все хлопочет о "Кавказском пленнике", а его, бедного, уж нет и в лавках". Плетнев имел в виду заметку, напечатанную в "Вестнике Европы", 1825, № 3: "Истинный литератор не решится издать в свет сочинения, из которого ничего больше не узнаёте, кроме того, что некто был взят в плен; что какая-то молодая девушка влюбилась в пленника, который не мог полюбить ее взаимно, утратив жизни сладострастье, и наконец, что та же девушка освободила его и сама утонилась". Заметка была подписана псевдонимом Юст Веридиков, за которым скрывался не редактор-издатель журнала Каченовский, как думали Плетнев и Пушкин, а вероятно, М. А. Дмитриев. 14 марта Пушкин писал брату: "Каченовский восстал на меня. Напиши мне, благопристоен ли тон его критик - если нет, пришлю эпиграмму". Ответ Льва Пушкина, нам неизвестный, вызвал у Путинна эпиграмму "Жив, жив курилка!". Текст эпиграммы основан на известной в свое время песне, которая пелась при гадании (она была внесена в сборник русских народных песен с нотами, изданный Прачем в XVIII в., бытовала еще и в конце XIX в.):

Жив, жив курилка,
Жив, жив, да не умер.
У нашего курилки
Ножки тоненьки,
Душа коротенька.

Гадание: задумывают желание, зажигают лучину, надо спеть песенку, пока горит лучина, - тогда задуманное исполнится.

* Литературное известие ("В Элизии Василии Тредьяковский..."). Эпиграмма па Каченовского, которому, по мнению поэта, место среди умерших и забытых писателей XVIII в. Она как бы развивает мысль предыдущем эпиграммы - "Как! жив еще курилка журналист...". По форме стихотворение является пародией на рекламные объявления (в прозе) о готовящихся к изданию журналах, печатавшиеся под заголовком "Литературное известие". Пушкин датировал "Литературное известие" 1829 г., однако из письма А. И. Тургенева от 28 мая 1825 г. явствует, что эпиграмма была послана Пушкиным брату в мае 1825 г. (см. "Литературное наследство", т. 58, 1952, стр. 48). В 1829 г., во время возобновившейся вражды между старым журналистом и поэтом, Пушкин опубликовал эту остававшуюся в рукописи эпиграмму.

Письмовник (1769) - издание Курганова, состоящее из грамматики и дополненное поговорками и пословицами, историческими анекдотами и т. п.

* Ex ungue leonem. Посылая стихи Вяземскому, Пушкин писал: "Вот еще эпиграмма на Благонамеренного, который, говорят, критиковал моих "Приятелей" (письмо от начала июля 1825 г.). Пушкин имел в виду заметку издателя журнала "Благонамеренный" А. Е. Измайлова - "Дело от безделья, или краткие замечания на современные журналы. № III" ("Благонамеренный", 1825, № 19), где находились и такие строки: "Страшно, очень страшно! Более же всего напугало меня то, что у господина сочинителя есть когти!"

"Словесность русская больна...". Эпиграмма на современную литературу: модные романтические элегии (ср. ниже примечание к эпиграмме "Соловей и кукушка") и скучные журналы (Каченовский - издатель "Вестника Европы").

* Соловей и кукушка. В эпиграмме высмеиваются модные унылые элегии. По поводу "Соловья и кукушки" Пушкину писал в январе 1826 г. Баратынский: "Как ты отделал элегиков в своей эпиграмме! Тут и мне достается, да и поделом; я прежде тебя спохватился и в одной ненапечатанной пьесе говорю, что стало очень приторно:

Вытье жеманное поэтов наших лет".

(См. Акад. изд. Собр. соч. Пушкина, т. XIII, стр. 254.)

* Движение. В основу первой части стихотворения положен известный анекдот из истории античной философии о споре Зенона Элейского (V в. до н. э.) с Антисфеном (прежде называли Диогена). Зенон (мудрец брадатый) утверждал, что движение "есть только название, данное целому ряду одинаковых положений, из которых каждое отдельно взятое есть покой". Антисфен апеллировал к непосредственному чувству (другой смолчал и стал пред ним ходить). Пушкин, соглашаясь с этим аргументом, ограничивает его и, ссылаясь на Галилея, показывает, что непосредственным ощущениям полностью доверяться нельзя.

"Воспитанный под барабаном...".Воспитанный, под барабаном - Александр I провел детство и юность в Гатчинской кордегардии, помещении для дворцового караула. Теперь коллежский он асессор // По части иностранных дел. - Коллежский асессор - мелкий чиновник. Эпиграмма Пушкина разила Александра I за полнейшую потерю престижа в вопросах международной политики, что выразилось в его неудаче на петербургской конференции европейских держав в феврале 1825 г., на которой он оказался единственным монархом.

На трагедию гр. Хвостова, изданную с портретом Колосовой. Эпиграмма на перевод гр. Д. И. Хвостова "Андромахи" Расина, пятое издание которого (1821) вышло с портретом актрисы Колосовой в роли Гермионы. См. стихотворение 1821 г. "Катенину" ("Кто мне пришлет ее портрет?.."). Эпиграмма написана в 1821-1824 гг.

"От многоречия отрекшись добровольно...". Второй стих имеет первоначальный вариант: "В огромном словаре не вижу пользы я". Шутливое четверостишие связано, может быть, с отказом Пушкина от подписки на какое-нибудь издание словаря русского языка. Датируется 1825 г. предположительно.

* "Нет ни в чем вам благодати...". Послано Пушкиным в конце ноября 1825 г. Вяземскому в число других эпиграмм. Может быть, этот "мадригал" имеет в виду Анну Николаевну Вульф и построен па каламбуре: благодать - Анна (см. выше, прим. к стих. "Хотя стишки на именины...").

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"