Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

И на чужбине оставался русским...

Николай Александрович Пушкин, сын А. А. Пушкина и М. А. Павловой, окончил юридический факультет Московского императорского лицея.

В сентябре 1907 года на правах вольноопределяющегося он был зачислен рядовым в 3-й драгунский Сумский полк, вскоре переименованный в 1-й гусарский Сумский. В полку Н. А. Пушкин находился на собственном содержании. Через год, выдержав экзамен на чин прапорщика запаса армейской кавалерии, он был уволен в запас*.

* (ЦГВИА, послужной список № 114-556, л. 228-229.)

В 1910 году Н. А. Пушкин был земским начальником в Веневском уезде Тульской губернии, позже - чиновником по особым поручениям при тульском губернаторе.

...Сохранился доклад Н. А. Пушкина, члена уездного училищного совета, Веневскому уездному земскому собранию, написанный им после посещения Урусовской и Талызинской начальных школ во время экзаменов весной 1913 года. В докладе содержится характеристика обучения детей в дореволюционной сельской школе:

"Здания, в которых помещаются школы в настоящее время, - холодные, темные, ветхие и совершенно не соответствуют своему назначению. Нельзя не обратить внимания на почти полное отсутствие наглядных учебных пособий, даже самых необходимых, что не могло не отразиться на общем развитии учащихся.

Ответы учеников по программным предметам и их письменные работы надлежит признать вполне удовлетворительными, а по арифметике прямо хорошими. К сожалению, наряду с этим приходится констатировать крайне слабое представление у детей... об отечественной истории и географии. Так, например, на мой вопрос, с кем произошла битва на Куликовом поле, я ни от кого не мог получить верного ответа. Такое явление, на мой взгляд, является совершенно ненормальным, так как школа, кроме обучения грамотности, несомненно, должна давать детям хотя бы некоторое общее развитие и воспитание в национальном и патриотическом направлении...*"

* (Ведомость о земских школах Веневского уезда за 1912-13 уч. год. Тула, 1914, с. 72-73. Цит. по выписке, сделанной для автора кпиги М. Г. Бороздинским.)

Из записки видно, что внук поэта - вслед за прославленным дедом - уже в молодости (весной 1913 года ему исполнилось двадцать восемь лет) проявлял особый интерес к истории своей страны.

В начале первой мировой войны внук поэта - прапорщик 1-го гусарского Сумского полка - находился на фронте. В 1916-1917 годах служил в 3-м запасном кавалерийском полку, который дислоцировался в городе Кирсанове Тамбовской губернии.

Сохранился любопытный во многих отношениях документ, скрепленный гербовой печатью полка и двумя подписями - командира части и корнета Н. А. Пушкина, исполнявшего должность полкового адъютанта. Это - благодарственное письмо от 23 декабря 1917 года (!), выданное штаб-ротмистру Б. П. Зоркину "по случаю сдачи полка". В письме выражается уверенность, что "Борис Павлович на всякой службе, как честный, трудолюбивый, энергичный и развитой человек, заслужит ту же выдающуюся аттестацию, любовь товарищей и своих подчиненных, которыми он пользовался всегда в полку".

Александр Сергеевич Данилевский с матерью Софьей Николаевной и сыном Сергеем. Фотография 1952 г.
Александр Сергеевич Данилевский с матерью Софьей Николаевной и сыном Сергеем. Фотография 1952 г.

Надежды командования 3-го запасного кавалерийского полка, в том числе и Николая Александровича Пушкина, оправдались: в дальнейшем Б. П. Зоркин в течение многих лет занимал ответственные посты в рядах Красной Армии*.

* (Письмо-аттестацию и автобиографию Б. П. Зоркина 1936 года подарила автору В. П. Новикова (Москва). Переданы в ИРЛИ (Пушкинский Дом) АН СССР (личный фонд В. М. Русакова).)

О семье Н. А. Пушкина, которая перед революцией также жила в Кирсанове, много лет спустя, в начале 60-х годов, тепло вспоминала старейшая жительница этого города Надежда Ивановна Панкратова. У нее хранились семейные фотографии Пушкиных и письма жены Николая Александровича -- Надежды Алексеевны, дочери известного ботаника, публициста и общественного деятеля, профессора Алексея Николаевича Петунникова. В одном из писем, отправленном в конце 1916 года, Н. А. Пушкина писала с удовлетворением: "Погиб-таки Распутин, к празднику (рождеству. - В. Р.) подарок всем"*. Эта фраза красноречиво свидетельствует об отношении Надежды Алексеевны и. вероятно, самого Николая Александровича к происходившим тогда в России событиям...

* (Татарине в В. Потомки А. С. Пушкина жили в Кирсанове.- Газ. "Комсомольское знамя" (Тамбов), 1962, 30 сентября.)

Однако революционные события 1917 года и водоворот гражданской войны выплеснули семью Н. А. Пушкина за границу - сначала в Турцию, затем в Югославию. В 1923 году внук поэта обосновался в Брюсселе. Долгие годы Н. А. Пушкин был служащим в одном из брюссельских банков.

Все свободное время он отдавал популяризации творчества Пушкина, рисованию и изучению русской истории. Как видно из письма Николая Александровича к А. Ф. Онегину от 10 ноября 1924 года, он переводил повести Пушкина на французский язык для "Revue Beige". "Стремясь сохранить для детей и дальнейшего потомства имя и традиции, которыми они вправе навеки гордиться", внук поэта был "занят восстановлением своего семейного архива"*.

* (ИРЛИ, № 29396 б 16.)

В 1926 году он опубликовал статью "Об одной неизвестной находке пушкинских рукописей", в которой рассказал, при каких обстоятельствах были обнаружены в Лопасне рукописные материалы Пушкина к "Истории Петра I"*. А в 1937 году на Пушкинской выставке, устроенной Сергеем Лифарем к 100-летию со дня гибели поэта, Николай Александрович, специально для этого приехавший в Париж из Брюсселя, выступил с лояльной речью, которая при процветавшей тогда на Западе антисоветской истерии стала весьма примечательной**.

* ("Благонамеренный", Брюссель, 1926, № 1, с. 140-142.)

** (Речь И. А. Пушкина помещена на стр. 58-60 книги: Сеntenaire de Pouchkine, 1837-1937. Exposition "Pouchkine et son epoque". Paris, [1937].)

Перу Н. А. Пушкина принадлежат несколько исторических исследований: "Куликовская битва 1380 года", "Загадочное лицо русской истории" и другие. Некоторые из них опубликованы в бельгийских и французских периодических изданиях. Две свои печатные статьи на французском языке - о Рюрике и о русской литературе средних веков - Николай Александрович прислал Н. С. Шепелевой. В 1930-х годах он перевел на французский язык биографию А. С. Пушкина, составленную М. Л. Гофманом.

У брюссельских потомков поэта и теперь хранятся два портрета Н. Н. Пушкиной, выполненные Николаем Александровичем. Писал он и пейзажи. В трудные для семьи годы, особенно во время второй мировой войны, внук поэта продавал свои рисунки, что приносило ему небольшой доход. Помогали Н. А. Пушкину и русские литераторы и художники, эмигрировавшие в свое время из России. Автор популярных книг "Если заговорят портреты" и "Портреты заговорили" Н. А. Раевский, вспоминая свою зарубежную жизнь в период войны, писал мне: "...я встретился с хорошо мне известным художником Николаем Васильевичем Зарецким, и он попросил меня принять участие в сборе средств на помощь последнему внуку Пушкина, проживавшему в Брюсселе".

В послевоенные годы многие советские писатели проявили интерес к брюссельским потомкам поэта. В 1958 году в гостях у Н. А. Пушкина побывал Валентин Катаев, находившийся в творческой командировке в Бельгии. По его словам, Николай Александрович, которому тогда было семьдесят три года, "очень бодр, свеж, сух, подтянут и выглядит моложе своих лет. В профиль он немного напоминает деда. Глаза "гончаровские""*.

* (Катаев Валентин, Три поколения Пушкиных. - "Юность", 1958, № 8, с. 23.)

Встреча Катаева с Н. А. Пушкиным произошла на квартире его сына Александра. Пушкины приняли советского писателя "как нельзя лучше". Они потчевали его "по-русски - чаем с клубничным пирогом". При беседе присутствовал и пятнадцатилетний Саша Пушкин - внук Н. А. Пушкина.

Семь лет спустя, 5 июля 1965 года, уже после смерти Николая Александровича, семью его сына А. Н. Пушкина навестил писатель М. Л. Поляновский: он был в Брюсселе в составе писательской делегации Советского Союза. Как и Валентин Катаев, Макс Поляновский отмечал исключительное радушие и гостеприимство бельгийских потомков Пушкина, их благоговейное отношение ко всему, что связано с именем великого поэта*.

* (Поляновский Макс. В Брюсселе у Пушкиных. - В кн.: По- ляновский Макс. Остановись, мгновение... 36 фотоновелл. М., "Советская Россия", 1968, с. 75-81.)

- Николай Александрович Пушкин, - рассказывал мне М. Л. Поляновский,- всю жизнь питал большой интерес к истории и культуре России. Это оставило заметный след на всем семейном укладе бельгийских Пушкиных. И сын, и внук Николая Александровича - прямые потомки поэта по мужской линии, - несмотря на свою оторванность от родины их гениального предка, остались русскими в чем-то самом главном. В их семье и основной язык - русский...

Хотя вторую половину жизни Николай Александрович Пушкин провел за границей, Россию он никогда не забывал, она всегда была в его сердце, в его исторических трудах, в его письмах в Советский Союз - родственникам, пушкинистам, писателям...

Александр Всеволодович Кологривов, праправнук А. С. Пушкина. Фотография 1941 г.
Александр Всеволодович Кологривов, праправнук А. С. Пушкина. Фотография 1941 г.

После открытия в Ленинграде, на площади Искусств, памятника А. С. Пушкину фотографию его М. К. Аникушин послал Н. А. Пушкину. Вскоре из Бельгии пришел ответ. Внук поэта писал скульптору: "На этом подлинно художественном произведении отдыхаешь от процветающего здесь упадочного и нагло-фальшивого искусства. В Вашем Александре Сергеевиче столько жизни и естественности, что кажется, вот-вот он сойдет с постамента и пойдет по парку. Вами передано не только физическое сходство, но и самый характер деда, его живость и подвижность"*.

* (Цит. по ст.: Слобожан Инна. Время, запечатленное в бронзе. - В кн.: Белые ночи. Лениздат, 1978, с. 76-77.)

Переписывался Н. А. Пушкин и с И. А. Буниным, жившим последние десятилетия во Франции. Так, по просьбе Бунина Николай Александрович сообщал ему некоторые сведения о потомках Пушкина*.

* (Копию письма Н. А. Пушкина к И. А. Бунину от 21 сентября 1949 года прислал автору литературовед А, К. Бабореко (Москва).)

Племяннице Наталье Сергеевне Шепелевой Н. А. Пушкин писал хорошие, теплые письма с 1955 года до конца своей жизни. А его жена Надежда Алексеевпа, которая, по словам Н. С. Шепелевой, "душою была глубоко русским человеком, горячо любившим Россию", далее в 1960-х годах писала письма престарелой жительнице села Марыгино Веневского района Тульской области Аграфене Иосифовне Барановой, хорошо знавшей семью Пушкиных в годы их жизни в Малом Останкине. Она присылала ей фотографии, сообщала семейные новости, писала о том, как много значит Россия для них, Пушкиных, волею судьбы оказавшихся на чужбине...

Вот отрывок из письма Н. А. Пушкиной от 15 января 1963 года: "Что в Останкине? Существует ли еще наш дом или развалился? Я очень грущу без деревни, которую так любила. Здесь мы живем скромно, у нас много друзей, но я тоскую по своей дорогой Родине... Николай Александрович шлет тебе свой привет"*.

* (Цит. по копии, снятой М. Г, Бороздинским.)

Это был один из последних приветов Николая Александровича Пушкина своей великой Родине, давшей миру "солнце русской поэзии".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"