Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из ранних редакций

544. Из письма к А. Х. Бенкендорфу

6 декабря 1833 г.

Я оставил вымысел и написал "Историю Пугачевщины"... Не знаю, можно ли мне будет ее напечатать, по крайней мере я по совести исполнил долг историка: изыскивал истину с усердием и излагал ее без криводушия, не стараясь льстить ни силе, ни модному образу мыслей.

684. Н. Г. Репнину

5 февраля 1836 г.

On dit que М-г le Prince Repnine s'est permis des propos outrageants. La personne offensee prie M-r le Prince Repnine de vouloir bien rester neutre dans une affaire qui ne le concerne nullement. Cette demarche est dictee non par un sentiment de crainte ou meme de prudence, mais uniquement par l'affectation et l'interet que la personne offensee porte a M-r le Prince Repnine - pour des motifs a elle connus.

(Перевод:

Говорят, что князь Репнин позволил себе оскорбительные отзывы. Оскорбленное лицо просит князя Репнина соблаговолить не вмешиваться в дело, которое его никак не касается. Это обращение продиктовано не чувством страха или даже осторожности, но единственно чувством расположения и преданности, которое оскорбленное лицо питает к князю Репнину по известным ему причинам.)

740. П. Я. Чаадаеву

19 октября 1836 г.

Pierre le Grand dompta la noblesse en publiant la Табель о рангах, le clerge - en abolissant le patriarchat (NB Napoleon disait a Alexandre: vous etes pope chez vous; ce n'est pas si bete). Mais autre chose est de faire une revolution, autre chose est d'en consacrer les resultats.

Jusqu'a Catherine II on a continue chez nous la revolution de Pierre au lieu de la consolider. Catherine II craignait encore l'aristocratie; Alexandre etait jacobin lui-meme. Voila deja 140 ans que la Табель о рангах balaye la noblesse; et s'est l'empe reur actuel, qui le premier a pose une digue (bien faible encore) contre le debordement d'une democratic, pire que celle de l'Amerique (avez-vous lu Toqueville? je suis encore tout chaud et tout effraye de son livre).

Quant au clerge il est en dehors de la societe, il est encore barbu. On ne le voit nulle part ni dans nos salons, ni dans la litterature, il n'est pas de la bonne societe. Il n'est pas au dessus du peuple, ne veut pas etre peuple. Nos souverains ont trouve commode de le laisser la ou ils l'ont trouve. - Comme les eunuques, il n'a de passion que le pouvoir. Aussi est-il redoute. Et je connais quelqu'un qui malgre toute son energie a plie devant lui dans une occasion grave. Ce dont j'ai enrage dans le temps.

La religion est etrangere a nos pensees, a nos habitudes, a la bonne heure, mais il ne fallait pas le dire.

Votre brochure a produit, a ce qu'il parait, une grande sensation. Je n'en parle pas dans le monde, ou je suis.

Ce qu'il fallait dire et ce que vous avez dit c'est que notre societe actuelle est aussi meprisable que stupide; que cette absence d'opinion publique, cette indifference pour tout ce qui est devoir, justice, droit et verite; pour tout ce qui n'est pas necessite. Ce mepris cynique pour la pensee et la dignite de l'homme. Il fallait ajouter (non comme concession, mais comme verite) que le gouvernement est encore le seul Europeen de la Russie, et que tout brutal et cynique qu'il est, il ne tiendrait qu'a lui de l'etre cent fois plus. Personne n'y ferait la moindre attentation.

(Перевод:

Петр Великий укротил дворянство, опубликовав Табель о рангах, духовенство - отменив патриаршество (NB: Наполеон сказал Александру: Вы сами у себя поп; это совсем не так глупо). Но одно дело произвести революцию, другое дело это закрепить ее результаты. До Екатерины II продолжали у нас революцию Петра, вместо того чтобы ее упрочить. Екатерина II еще боялась аристократии; Александр сам был якобинцем. Вот уже 140 лет как (Табель о рангах) сметает дворянство; и нынешний император первый воздвиг плотину (очень слабую еще) против наводнения демократией, худшей, чем в Америке (читали ли вы Токвиля?). Я еще под горячим впечатлением от его книги и совсем напуган ею.

Что касается духовенства, оно вне общества, оно еще носит бороду. Его нигде не видно, ни в наших гостиных, ни в литературе, оно не принадлежит к хорошему обществу. Оно но хочет быть народом. Наши государи сочли удобным оставить его там, где они его нашли. Точно у евнухов - у него одна только страсть к власти. Потому его боятся. И, я знаю, некто, несмотря на все свое упорство, согнулся перед ним в трудных обстоятельствах - что в свое время меня взбесило.

Религия чужда нашим мыслям и нашим привычкам, к счастью, но не следовало этого говорить.

Ваша брошюра произвела, кажется, большую сенсацию. Я не говорю о ней в обществе, в котором нахожусь.

Что надо было сказать и что вы сказали, это то, что наше современное общество столь же презренно, сколь глупо; что это отсутствие общественного мнения, это равнодушие ко всему, что является долгом, справедливостью, правом и истиной, ко всему, что не является необходимостью. Это циничное презрение к мысли и к достоинству человека. Надо было прибавить (не в качестве уступки, но как правду), что правительство все еще единственный европеец в России. И сколь бы грубо и цинично оно ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"