Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. "Следы поэтические и прозаические"

Молдавия находит отражение и в других произведениях Пушкина.

Так, в "Евгении Онегине" мы встречаем (и не раз) упоминания о Молдавии, о событиях и людях, связанных с нею. Мы уже говорили о главе I (строфа 6), в которой Пушкин упоминает об Овидии и Молдавии, ибо эта строфа, видимо, была написана, когда Пушкин жил в Кишиневе. С Молдавией, безусловно, связан образ помещика, отставного советника Флянова, прототипом которого является Ланов, чиновник канцелярии Инзова. Фамилия Ларина в "Евгении Онегине" подсказана поэту фамилией отставного унтера, который приходил потешать собравшихся у Липранди офицеров и чиновников. Любопытно отметить еще факт. В одном из черновых вариантов строфы 5 (главы I) Пушкин, говоря об умении Онегина "вести ученый разговор", указывает, что он мог вести

...Даже мужественный спор 
О Байроне, о Манюэле...

а в одном из вариантов последней строфы пишет: "О гетерии, Манюэле". Наиболее широко общественно-политические события в Молдавии 1820 - 1823 гг., революции в Западной Европе, гетерия, Тульчин, Каменка нашли отражение в самой политически острой X главе "Евгения Онегина", расшифрованной частично и напечатанной в 1910 г., а полностью - уже в советское время. Революции в Западной Европе, гетерия нашли свое отражение в следующей строфе:

Тряслися грозно Пиренеи, 
Вулкан Неаполя пылал, 
Безрукий князь друзьям Морей 
Из Кишинева уж мигал. 

"Безрукий князь" - это вождь гетерии Ал. Ипсиланти. Морея - центр восстания гетеристов на юге Балканского полуострова.

Кстати, с национально-освободительной борьбой греков связано и стихотворение "Опять увенчаны мы славой"1, написанное Пушкиным в 1830 г. в связи с Андрианопольским миром, заключенным в 1829 г., в результате которого греческий народ получил свободу и национальную независимость.

1 (Ранее печаталось с переставленными строфами с начальными строками: "Восстань, о Греция, восстань")

В одной из черновых строф X главы "Евгения Онегина" Пушкин описывает Тульчин и Каменку - центры южных декабристов, о чем стало ему известно только после 14 декабря 1825 г.

Но там, где ранее весна 
Блестит над Каменкой тенистой 
И над холмами Тульчина, 
Где Витгенштейновы дружины 
Днепром подмытые равнины 
И степи Буга облегли, 
Дела иные уж пошли. 
Там Пестель... для тиранов 
И рать... набирал 
Холоднокровный генерал, 
И Муравьев его склоняя, 
И полон дерзости и сил, 
Минуты вспышки торопил1.

1 (Пушкин А. С. Указ. соч., т 6, с 109, 167, 217, 523 и 525)

С декабристским движением на юге, декабристским восстанием в декабре 1824 г. - январе 1825 г. Черниговского полка в районе Васильков - Белая Церковь - Трилесы связан и набросок незаконченного произведения, условно названного "Записки молодого человека", датируемого предположительно 1829 - 1830 гг. Произведение начинается так: "4 мая 1825 года произведен я в офицеры, 6-го получил повеление отправиться в полк в местечко В. [Васильков]". Как видно из рукописи, Пушкин не написал полного названия местечка, где был расположен Черниговский полк. Но что Пушкин имел в виду именно Васильков, свидетельствуют исключенные им слова "в Киевскую губернию", следующие после слова: "Васильков" и зачеркнутое слово: "Черниговский" перед словом "полк"1. Нет сомнения, что Пушкин замышлял написать произведение, посвященное вооруженному восстанию южных декабристов, однако запретность темы заставила поэта отложить выполнение своего творческого замысла.

1 (Пушкин А. С. Указ соч., т 8 (I), с 403 и т 8 (2), с 947)

Связана с Молдавией (более, чем это принято считать), с событиями и людьми повесть Пушкина "Выстрел". Если можно согласиться с Н. О. Лернером, что Липранди не рассказал Пушкину сюжета "Выстрела" (на что, кстати, указывает и сам Липранди), то возникает недоумение, почему П. А. Садиков считает, что Н. О. Лернер прав, утверждая, что образ Сильвио сходен с героем одной из повестей А. А. Бестужева-Марлинского и что "искать дли прототипа Сильвио непременно одно реально историческое лицо - едва ли плодотворно"?

Странная позиция и аргументы! Значит, Пушкин обойтись без литературного влияния при создании образа Сильвио не мог. А вот самостоятельность в создании образа на основе использования хотя бы отдельных черт жизненно реального прототипа И. П. Липранди - мало правдоподобна. П. А. Садиков идет дальше. Приводя примеры из "Предисловия", отражающие факты из молдавской действительности (Белкин вступил "в службу в пехотный егерский полк... в коем и находился до самого 1823 г.", упоминание в черновиках о "Селенгинском" полке 16-й дивизии), он делает, по меньшей мере, непоследовательный вывод, указывая, что "все это детали, свидетельствующие лишь о реальных бессарабских воспоминаниях, но не о генезисе героя"1.

1 (Лернер Н. О. К генезису "Выстрела" Звенья, М. Л, 1935, т. 5, с. 125 - 133; Липранди И. П. Из дневника Русский Архив, 1866, № 10, стб. 1417; Садиков П. А. И. П. Липранди в Бессарабии, 1820. Пушкин Временник, 1941, № 6 с. 294 - 295.)

Да ведь как раз подобные реальные факты, взятые из молдавской действительности 1820 - 1823 гг., подтверждают, что мы имеем дело с образом героя, прототипом которого является именно такой человек и живший в таких реальных условиях. П. А. Садиков либо запамятовал, либо умолчал (поскольку они не соответствовали его положениям) о тех реальных фактах молдавской действительности, которых помимо упомянутых выше немало в "Выстреле": рассказчик - подполковник И. Л. П. (перестановка инициалов дела не меняет), служба в егерском полку, гетерия. А вот как описан Сильвио, его портрет, его образ жизни: "Ему было около тридцати пяти лет, и мы за то почитали его стариком... Какая-то таинственность окружала его судьбу; он казался русским, а носил иностранное имя... Никто не знал причины, побудившей его выйти в отставку и поселиться в бедном местечке, где жил он вместе и бедно и расточительно: ходил вечно пешком, в изношенном черном сюртуке, а держал открытый стол для всех офицеров нашего полка... Никто не знал ни его состоянии, ни его доходов, и никто не осмеливался о том его спрашивать. У него водились книги, большею частью военные, да романы. Он охотно давал их читать, никогда не требуя их назад". (Здесь, кстати, любопытно отметить, что этот пушкинский прием в описании двойственности, сочетания самых противоположных сторон в Сильвио, будет впоследствии использован и Лермонтовым при описании им причудливого сочетания, сосуществования самых противоположных черт, "больших странностей" в характере Печорина) Все эти факты: возраст, иностранная фамилия, жизнь, то скромная, то не по средствам, богатая библиотека - все это реальные черты из биографии Липранди, о которых сообщалось нами выше в I главе, по свидетельствам Ф. Ф. Вигеля, Н. С. Алексеева и самого И. П. Липранди Но в повести есть и факты, взятые из биографии самого Пушкина и из исторических событий в Бессарабии 1820 - 1823 гг. Так, Пушкин, описывая поведение графа, противника Сильвио, на дуэли, сообщает: "Он стоял под пистолетом, выбирая из фуражки спелые черешни, и выплевывал косточки, которые долетали до меня". Это факт из реального поведения самого Пушкина во время его дуэли с офицером Зубовым Пушкин ел черешни в минуту, когда Зубов направлял на него пистолет. И в конце повести Пушкин пишет: "Сказывают, что Сильвио во время возмущения Александра Ипсиланти предводительствовал отрядом этеристов и был убит в сражении под Скулянами"1. Нам не важно то, что это уже не из биографии Липранди, а важно то, что здесь отражены реальные факты из истории гетерии и Молдавии. Какой же вывод можно сделать из вышесказанного? Факты из биографии И. П. Липранди и самого Пушкина, факты молдавской действительности 1820 - 1823 гг., использованные в повести "Выстрел", дают право утверждать, что повесть эта написана под прямым влиянием молдавской действительности.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., т 8 (I), с 6, 61, 65, 70, 74 и т. 7 (2), с. 565.)

Выше мы писали о том, какой глубокий интерес проявлял Пушкин к Мазепе, могилу которого он безуспешно искал в Варнице, видя в образе и судьбе этого мятежного гетмана, изменника родины, мрачный прообраз для героя исторического произведения. Известно также, что Пушкин дважды побывал в Бендерах, знал о пребывании здесь Карла XII, сюда он бежал после Полтавской битвы и жил до 1713 г. Затем Карл XII был, по настоянию Петра I, насильственно, после короткого боя его жалкого отряда с превосходящими силами турок, удален из Бендер. Об этом "странном Бендерском деле" Пушкин упомянул в своей "Истории Петра", а до этого художественно ярко воссоздал этот эпизод в эпилоге поэмы "Полтава".

В черновых вариантах поэмы мы читаем:

Близ Молдаванской бедной сени 
Три углубленные в земле, 
Три мхом поросшие ступени.

Первая строка в одном из вариантов начинается так:

"В Бендерах время пощадило..."1

1 (Пушкин А. С. Указ соч., т 5, с. 63 - 64 и 305; т. 10, с. 167, 172, 177 - 178, 193 - 194 (а также статья Фейнберга И "Странное Бендерское дело" - Советская Молдавия, 1949, № 12 (1939), 7 июня, с. 3.)

Во многом связаны с Молдавией и "Песни Западных славян", написанные Пушкиным в 1834 г. И любопытно отметить, что если большинство этих сербских песен было написано под влиянием сборника песен П. Мериме (подделанных под народные), то песни о Георгии Черном (Карагеоргии) и сербском воеводе Милоше созданы Пушкиным на основе преданий, услышанных, видимо, от сербских воевод-эмигрантов в Кишиневе.

В песне о Георгии Черном Пушкин в более развернутом виде, чем в кишиневском стихотворении "Дочери Кара Георгия", дает образ Карагеоргия и рисует подробно эпизод из его биографии - убийство своего отца (в действительности отчима), пытавшегося предать национально-освободительное движение сербского народа. Здесь поэт явственно проводит мысль о том, что ради блага народа человек должен поступиться личными интересами.

Крайне интересен образ воеводы Милоша, созданный Пушкиным в стихотворении "Воевода Милош"1.

1 (Там же, т 3 (I), с. 355 - 356.)

И. П. Липранди почему-то изображает Милоша как убийцу сербского воеводы - Младена. Не углубляясь в историю междоусобных распрей сербских воевод, нам интересно и важно отметить здесь, что Пушкин изображает Милоша как одного из вождей сербского национально-освободительного движения. Примечателен для биографии Милоша факт: Липранди упоминает о нем, когда ведет рассказ о знаменитом гетеристе и гайдуке Георгии Кирджали. О воеводе Милоше, как соратнике Кирджали, упоминает и М. Чайковский (Садык-паша) в своем историческом романе "Кирджали"1. И, наконец, в обнаруженном нами в архиве (ЦГА МССР) деле о Кирджали, в донесении частного пристава Павлова от 23 апреля 1822 г. Бессарабскому гражданскому губернатору К. А. Катакази сообщается о пребывании в Теленештах вместе с Кирджали бывшего сербского воеводы М-ша (слово нельзя разобрать, так как закрыто в середине пятном, но по размеру оно прочитывается как "Милош")2.

1 (Липранди И. П. Из дневника... - Русский Архив, № 10; стб. 1403; Чайковский М. (Садык-паша), Кирджали Исторический роман. - Колосья (журнал научно-литературный), СПб 1885. № 2, 3, 4; о Милоше: см. № 4, с 59)

2 (ЦГА МССР, ф. 2, оп. I, д. 690, л 14 (на обороте))

Заметки, наброски и просто упоминания, связанные с Молдавией, встречаются у Пушкина довольно часто.

Так, например, в 1833 г. Пушкин создает программу, план записок, вновь возвращаясь к воспоминаниям, связанным с Молдавией. В этом плане мы читаем: "Кишинев - приезд мой из Кавказа и Крыма - Орлов - Ипсиланти - Каменка - фонт, (видимо: "фонтан", т. е. "Бахчисарайский фонтан", если учесть, что начало работы над поэмой относится к марту - апрелю 1821 г., хронологически после приезда из Каменки. - Б. Т.) - Греч[еская] революция] - Липр[анди] - 12 год - mort de femme (смерть жены) - la renegat (ренегат) -Паша Арзрумский1.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., т 12, с. 310.)

Любопытно здесь отметить, что если план записок, начиная с упоминания о Кишиневе, заканчивается упоминанием об Арзруме, то и в "Путешествии в Арзрум" (1829 г.), написанном ранее плана, тоже встречаются воспоминания Пушкина, связанные с Молдавией. Здесь, на Кавказе, Пушкин нашел "измаранный список "Кавказского пленника", в основном написанного им в Молдавии. Попав в Тифлис (Тбилиси) Пушкин пишет, что "азиатские строения и базар напомнили мне Кишинев"1.

1 (Там же, т. 8, с. 451, 456.)

Мы не будем здесь пространно говорить о ряде других упоминаний Пушкина, связанных с Молдавией, ее событиями и людьми, как, например: заметка о холере (1831 г.), где Пушкин пишет, что "в 1822 году старая молдавская княгиня, набеленная и нарумяненная, умерла при мне в этой болезни"; запись в дневнике от 24 ноября 1823 г. о встрече с бывшим молдавским господарем и кишиневским знакомым Мих. Суццо и разговор с ним о Пестеле1.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., т 12, с 309, 314)

Далее можно упомянуть и о критической заметке о "Дон-Жуане" Байрона, в которой Пушкин обличает Байрона в неверном описании России и, в частности, Измаила, где Пушкин бывал. "Например, он (Байрон) говорит о грязи улиц Измаила; Дон-Жуан отправляется в Петербург в "кибитке", беспокойной повозке без рессор, по дурной каменистой дороге". Измаил взят был зимой в жестокий мороз... Зимняя кибитка не беспокойна, а зимняя дорога не камениста"1.

1 (Там же, т 11, с. 55.)

Любопытна также фактическая поправка, касающаяся природы Молдавии, которую дает Пушкин в своих замечаниях на "Записки бригадира Моро-де-Бразе", участника Прутского похода Петра I. Моро так описывал юг Молдавии: "Жары нестерпимы в сиих местах, где видно только небо да горы раскаленного песку, без деревьев, без жителей и без воды". Пушкин отмечает неточность в рассказе Моро и поправляет его: "Степи Буджацкие не песчаные: они стелются злачной, зеленой равниною, усеянной курганами... Правда, что в 1711 году эти степи были голы: трава съедена была саранчою"1.

1 (Там же, т. 8, с. 418.)

О молдавской природе Пушкин вспоминает и в черновом наброске последней строфы своего глубоко лирического стихотворения "Осень" (1833 г.).

...теперь мы посетим Кавказ ли колоссальный, 
Иль опаленные Молдавии луга1.

1 (Там же, т. 3, с. 974)

Сюда же, к поэтическому описанию природы Молдавии, относятся не менее проникновенные лирические строки стихотворения "Виноград":

Не стану я жалеть о розах, 
Увядших с легкою весной; 
Мне мил и виноград на лозах, 
В кистях созревший под горой. 
Краса моей долины злачной, 
Отрада осени златой, 
Продолговатый и прозрачный, 
Как персты девы молодой.

Следует отметить, что это стихотворение, написанное в 1824 г. в Михайловском, Пушкин при публикации в 1829 г. ("Стихотворения А. Пушкина") пометил датой пребывания в Молдавии - 1820 г.1 Это дает возможность предположить, что стихотворение как первоначальный черновой набросок было написано Пушкиным в Молдавии, а окончательно завершено в Михайловском.

1 (Пушкин А. С. Указ соч., т 2 (2), 1145)

Любопытен набросок плана (1833 - 1834 гг.) предполагаемого произведения, главным героем которого должен был стать тип, подобный Хлестакову. В плане записано: "Криспин приезжает в губернию на ярмонку - его принимают за... Губернатор честный дурак. Губернаторша с ним кокетничает - Криспин сватается за дочь"1. Имеются все основания предполагать, что это и есть запись фабулы "Ревизор", которую Пушкин подсказал Н. В. Гоголю. Но запись этого плана нас интересует постольку, поскольку устанавливается связь с одним эпизодом, происшедшим в Молдавии. Известный журналист, близкий к реакционным кругам, издатель "Отечественных записок" П. П. Свиньин, который был послан в 1815 г. для "обозрения и описания Бессарабской области", написал после этого ряд статей, в которых немало вымысла о Молдавии. Пушкин, зная об этом пороке П. П. Сви-ньина, заклеймил его в своей шутливой сказочке-памфлете "Маленький лжец", где писал: "Павлуша был опрятный, добрый, примерный мальчик, но имел большой порок - он не мог сказать трех слов, чтобы не солгать"2. Свиньин, как рассказывал Пушкин Гоголю, прибыл в Бессарабию, стал выдавать себя за видного петербургского чиновника и только зашедши далеко (стал было брать прошения от колодников) был остановлен3. Этим и объясняется, почему в первоначальном варианте Пушкин в плане записывает фамилию "Свиньин", а. затем, зачеркнув, заменяет "Криспин", т. е. именем героя известной комедии французского драматурга XVIII в. Лесажа "Криспин, соперник своего господина" (1707 г.). Таким образом, эпизод, происшедший со Свиньиным в Молдавии, мог послужить одним из первоисточников сюжета, переданного Пушкиным Гоголю, на основании чего Гоголь и написал свою бессмертную комедию "Ревизор".

1 (Там же, т. 8, с. 481.)

2 (Там же, т 11, с. 101)

3 (Бодянский О. М. Дневник. Русская старина, 1889, № 10 С 134.)

В своей "Авторской исповеди" Н. В. Гоголь сам сообщает, что А. С. Пушкин "отдал мне свой собственный сюжет "Мертвых душ" (мысль "Ревизора" принадлежит также ему)".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"