Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. "Кто такой Кирджали?"

Самым выдающимся из позднейших произведений Пушкина, связанных с Молдавией, является повесть "Кирджали", посвященная Георгию Кирджали, одному из гетеристов, соратнику Тудора Владимиреску и видному народному мстителю, перед именем которого трепетала "бояр орда".

Очевидно, Пушкин, когда жил в Кишиневе, знал уже о подвигах народного мстителя Георгия Кирджали. Первоначальным опытом обработки материалов о Георгии Кирджали был стихотворный набросок "Чиновник и поэт", написанный в Кишиневе и заканчивающийся следующими строками:

- Куда же? - 
В острог - сегодня мы 
Выпровождаем из тюрьмы 
За молдаванскую границу 
              ...Кирджали.

Кстати несколько слов о произношении имени Кирджали. Акад. В. А. Гордлевский указывает, что по-болгарски ударение должно стоять на первом слоге: "Кирджали, а не Кирджали"1. Не владея подобными историко-фольклорными и лингвистическими аргументами, мы считаем, что все же правильнее будет произносить Кирджали и вот почему. Во-первых, живущие и сейчас в Кишиневе болгары с фамилией Катаржй произносят эту фамилию с ударением на последнем слоге: Катаржй, а никак не Катаржй и Катаржи. Следовательно, аналогичная по окончанию фамилия Кирджали также должна произноситься с ударением на последнем слоге. И, наконец, если обратить внимание на размер стиха "Чиновник и поэт", то в соответствии с этим размером "Кирджали" должно читаться с ударением на последнем слоге, поскольку стихотворение написано мужской рифмой (т. е. с ударными слогами на конце строк):

1 (Гордлевский В. А. Кто такой, Кирджали? (историко-фольклорный комментарий) - А. С. Пушкин 1799 - 1949 Материалы юбилейных торжеств. М. - Л., 1951, с 266.)

Выпровождаем из тюрьмы 
За молдаванскую границу
          Кирджали

Очевидно, при Пушкине эту фамилию так и произносили, если поэт дает ее в стихе с ударением на последнем слоге.

В 1828 г. Пушкин возвращается к творческому замыслу о Кирджали. Поэт набрасывает план следующего содержания:

Каларджи (видно, описка, вместо Кирджали)
Крупянского зала, эмигранты, Stenka
Кантакузен, Penda deca
Харчевский, Навроцкий
Битва
Арнауты в Кишиневе1.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., т. 8 (2), с 829)

Здесь нужно разъяснить ряд имен, названий и событий. "Крупянского зала" - это домашний театр Т. Крупенского, "Эмигранты" - имеются в виду гетеристы и сербы, живущие в Молдавии. "Stenca" (Стенка) - село за Прутом. На берегу Прута, со стороны Бессарабии, был пограничный пост, центральный карантин - Скуляны. На правом берегу Прута находилось местечко с тем же названием, а чуть дальше от него (по дороге на Яссы) село Стенка. У этого села расположились лагерем турецкие войска, и тут (накануне Скулянской битвы) произошла небольшая стычка между турками и гетеристами1. "Кантакузен" - кн. Георгий Кантакузин, один из руководителей гетерии. "Penda deca" (Пенда-дека) - один из виднейших гетеристов. "Харчевский" (правильно Корчев-ский) - майор Охотского полка, находившегося на границе у Прута во время сражения гетеристов с турками. "Навроцкий" - действительный статский советник, начальник всех бессарабских карантипов. "Битва" очевидно, последнее сражение гетеристов с турками у Скулян 17 - 29 июня 1821 г., где гетеристы были окончательно разбиты. "Арнауты в Кишиневе" после поражения гетеристы, в том числе арнауты (албанцы), селились массами в Молдавии, в Кишиневе.

1 (Селiнов В. I. До питания про джерела повiстi Пушкiна "Кiрджалi" (За архiвными матерiалами). - Записки iсторично-фiлологичного вiддiлу. Кн. XIII - XIV 1927, с. 100.)

Дом Т. Крупенского
Дом Т. Крупенского

Вслед за планом Пушкин набрасывает первые двенадцать строк (видимо, поэмы о "Кирджали")

В степях зеленых Буджака, 
Где Прут, заветная река, 
Обходит русские владенья, 
При бедном устье ручейка 
Стоит безвестное селенье 
Семействами болгары тут 
В беспечной дикости живут, 
Храня родительские нравы, 
Питаясь... трудом, 
И не заботяся о том, 
Как ратоборствуют державы 
И грозно правят их судьбой. 

В черновом варианте в 5-й строке было: "Стоит болгарское селенье" Но Пушкин, написав далее "Семействами болгары тут", счел излишним повторяться и подобрал другой эпитет "безвестное", определяющий никому не известное селение болгар.

С глубокой симпатией и сердечностью пишет Пушкин о бедном болгарском люде, который, мирно трудясь, хранит свято обычаи своего народа. Инересно отметить также, что поэт замышлял (как это видно из черновика) начать поэму с введения в нее женского образа (Ралицы), видимо, в целях развития определенной лирико-эпической линии сюжета, в основе которой должно было бы лежать описание судьбы женщины-болгарки1.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., т. 3 (I), с 114 и т 3 (2), с. 663.)

В целом же наброски поэмы о Кирджали представляют начало высокохудожественного, выдержанного в сурово эпических тонах повествования, проникнутого глубоким гуманизмом и размышлениями о судьбах целого народа, ставшего жертвой "ратоборствующих держав", которые своей политикой вражды и войн нарушают мирный труд народов.

И, наконец, географическая и этнографическая точность описания условий жизни и быта болгар, поселившихся в Молдавии, такова, что дает некоторый материал для историка, изучающего быт и нравы народов Молдавии.

Более полное творческое решение темы гетерии и образ гетериста и народного мстителя Георгия Кирджали мы видим в повести "Кирджали". Кстати, сохранилась часть авторской обложки повести, на которой можно прочитать:

(Кирджа) ли
повесть

Советские исследователи считают, что, судя по расположению слов на сохранившемся клочке, перед словом "повесть" был какой-то эпитет, вероятно: "Молдавская повесть"1. И здесь любопытно отметить, что эпитет "Молдавская" встречается у Пушкина в примечании к названию художественного произведения трижды: "Молдавская песня" ("Черная шаль"), "Молдавская песня" ("Братья разбойники") и "Молдавская повесть" ("Кирджали"). Сюда же нужно добавить и эпиграф - строки из "Молдавской песни", который поэт хотел предпослать поэме "Цыганы". Этим он хотел подчеркнуть, что реалистической жизненной основой для произведения явилась Молдавия, события и люди того времени, когда поэт жил в Кишиневе.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., 8 (2), с. 838)

Как известно, повесть "Кирджали" написана Пушкиным в 1834 г. И возникает вопрос: почему именно в это время поэт обращается к образу молдавского народного мстителя и считает необходимым воплотить его в художественном произведении? Основными причинами этого мы считаем следующие историко-литературные факты. В 30-е годы Пушкин начинает проявлять особый интерес к теме народных восстаний. В 1833 г поэт едет в Приуралье для сбора материалов о Пугачеве, а в 1834 г пишет свою "Историю Пугачева". И, думается, мы не ошибемся, если скажем, что именно в этот период, когда Пушкин усиленно работает над биографией и затем образом ("Капитанская дочка") Пугачева - русского народного мстителя и вождя народных масс, у поэта по ассоциации вновь пробуждается интерес и к образу молдавского мстителя-гайдука Георгия Кирджали. Так, темы "Пугачев", "Кирджали", решенные поэтом в одно и то же время, породили произведения, отражающие великую народную борьбу против царизма, развернувшуюся от Молдавии до Урала. И в этом как никогда ярко проявилась вся творческая сила гения русской литературы, глубина и широта историко-политических взглядов великого поэта.

Исследователей пушкинской повести "Кирджали" давно интересовал вопрос: кто послужил прототипом для пушкинского Кирджали, было ли в действительности такое историческое лицо и правдоподобна ли исторически вся повесть?

Великий русский критик В. Г. Белинский, тонким художественным чутьем угадавший в повести исторически достоверное художественное произведение, дал ему следующую точную и краткую характеристику: "Кирджали" - мастерской рассказ истинного происшествия"1. Однако ряд исследователей и читателей повести из числа близких знакомых Пушкина считали и повесть и сам образ Кирджали лишь плодом художественного вымысла великого русского поэта. Одним из первых, высказавших мнение о недостоверности повести "Кирджали", был В. К. Кюхельбекер, поэт-декабрист, лицейский товарищ Пушкина, который в своем дневнике от 20.XII.1834 года прямо записал: "... а Кирджали Пушкина просто анекдот, только очень хорошо рассказанный"2.

1 (Белинский В. Г. Соч. в 3-х т, М., 1948, т 3, с 638)

2 (Дневник В. К. Кюхельбекера. - Прибой, Л, 1929, с 222.)

И. П. Липранди, хороший знакомый Пушкина и знаток истории Молдавии и Оттоманской империи, в своих воспоминаниях также высказывает сомнение в исторической достоверности повести, утверждая, что она, "за весьма малыми исключениями, неверна", ибо была написана Пушкиным со слов чиновника Инзова - Л. И. Лекса, "который, как всем известно, не остановился бы объяснять и историю праадамитов и санскритскую литературу"1. Липранди также считает, что Кирджали - это не собственное имя, а нарицательное, которое носили многие из "разбойников" в память о действительно существовавшем Кирджали, знаменитом атамане XVIII века. Однако Липранди, в какой-то мере противореча сам себе, сообщает о Георгии Кирджали, арнауте, перешедшем после разгрома гетеристов реку Прут2, а в другом месте говорит о существовании основателя шайки кирджалей -"Георгияг Кирджали, родом болгара из окрестности Охриды"3. В. Язвицкий, опираясь на ряд документальных данных, указывает, что Кирджали - это не только нарицательное имя, но и собственное имя действительно существовавшего исторического лица - Георгия Кирджали, болгарина, гетериста, бежавшего после разгрома гетерии в Бессарабию, где он был схвачен, выдан туркам и повешен ими в Яссах 24 сентября 1824 г.4. И Язвицкий указывает, что "среди воевод, присоединившихся к Ип-силанти, французские и румынские историки, а также рапорты прусских консулов в Бухаресте и Яссах упоминают и о Кирджали, герое повести Пушкина"5. Французский историк Реноль сообщает следующее: "Собрав своих гайдуков, Кирджали обратился к ним со следующими словами: "Братья, вот уже 4 года, как мы делим все опасности и радости борьбы. Но настало время, когда надо принимать решение, которое м. б. разделит нас, ибо пробил час независимости христиан от Турции. Ипсиланти приближается к Фокшанам, а Теодор в Крайове и идет на Бухарест. С ним хотите ли следовать?.." Двести человек во главе с Кирджали и Михалаке отправились к Ипсиланти, а оставшаяся сотня во главе с Шведко присоединились к Владимиреску6. "Имеются данные, - сообщает далее Реноль, - об отряде гайдуков (в Карпатских горах и лесах Валахии) более чем в 300 человек, созданном в 1817 г. и просуществовавшем до начала валашского восстания 1821 г. Отряд, возглавляемый албанцем (?!) Кирджали, сербом Шведко и румыном Михалаке, захватывал товары турецких торговцев, смело нападал на поместья фанариотов и местных бояр, забирал там награбленное у народа добро и возвращал крестьянам"7, Н. С. Самойлов, цитирующий Реноля, почему-то называет Кирджали албанцем8, тогда как Пушкин называет его болгарином. Наконец, о Кирджали пишет Костаке Негруци в предисловии к своему переводу повести Пушкина "Кирджали" на молдавский язык (1837 г.): "Кирджали, созданный Пушкиным на подобие Сальватора Роза, был, напротив, разбойником весьма непоэтическим. Просил ли он пять тысяч лей (в чем сомневаюсь) и были ли они ему выданы (чему не верю) - не знаю. Зато мне достоверно известно, что грозный Кирджали, который избежал турецкого кола, не миновал молдавской виселицы, на которой он погиб весьма прозаично в 1824 г."9.

1 (Липранди И. П. Из дневника Русский Архив, 1866 № 10, стб. 1395.)

2 (Там же, стб. 1339 - 1400 и 1403)

3 (Из записок И. П. Липранди/Чтения в обществе истории и древностей российских 1877, кн 3, с 64)

4 (Язвицкий В. Кто был Кирджали, герой повести Пушки на. - Голос минувшего, 1919, № 1 4, с 45 - 60)

5 (Там же, с. 50)

6 (Цитирую по статье; Самойлов С. Н. Народно-освободительное восстание 1821 г в Валахии Вопросы истории, 1955 № 10, с. 99.)

7 (Там же, с 97)

8 (Там же, с 99)

9 (Отрывок из предисловия дан в переводе Г. Ф. Богача.)

Однако ряд исследователей высказывает сомнение о существовании Кирджали как исторической личности. Так. И. Оксенов считает, что Кирджали - это не собственное имя, а нарицательное (как, скажем, "гайдуки") народных мстителей в Молдавии1.

1 (Оксенов И. Кирджали. - В сб Пушкин, 1834. Л., 1934 с 50 - 54)

Академик В. Л. Гордлевский в своем докладе на тему "Кто такой Кирджали (историко-фольклорный комментарий)"1, хотя и упоминает о гетеристе Георгии Кирджали как прототипе пушкинского Кирджали, но указывает, что это имя не является собственным данного гетериста, а перешло к нему как нарицательное от "кирджалей", которые, в свою очередь, восприняли его от имени первого вождя кирджалей - Кирджали (конца XVIII века). Так, замечает В. А. Гордлевский, "нарицательное слово - кирджали вторично вернуло себе исконные права собственного имени".

1 (А. С. Пушкин 1799 - 1949 Материалы юбилейных торжеств. АН СССР, 1951, с 261 - 281)

И В. А. Гордлевский, отмечая ряд неясностей, которые встречаются в прошлых исследованиях о Кирджали, и как бы подведя итог этим исследованиям, указывает, что "история Кирджали темна", "образ Кирджали потускнел от времени, утратил историчность" и, следовательно, "мы немного знаем о Кирджали", а "как его звали, - так даже В. Язвицкий, копавшийся в архивах, колеблется между двумя именами"1.

1 (Там же, с. 274 и 281)

В результате архивных изысканий, предпринятых в ЦГА МССР, мною обнаружен ряд интересных документов, дающих возможность, в совокупности с ранее опубликованными данными, еще раз подтвердить тот факт, что Кирджали - это есть действительно исторически существовавшая личность, один из выдающихся деятелей гетерии, а главное, один из народных мстителей Молдавии, перед которым трепетали царские чиновники и который жил и после поисков был пойман в Молдавии именно в период пребывания здесь Пушкина.

В бумагах канцелярии бессарабского гражданского и военного губернатора и наместника Бессарабского края сохранились любопытные документы, связанные с поисками в целях ареста гетериста "Еоргия Кирджали". Так, в деле "Об отобрании от етеристов оружия и о прочем и о продаже оного по высочайшему повелению" имеется открытое предписание от 21 апреля 1822 г. за № 2044 от имени Бессарабского гражданского губернатора К. А. Катакази следующего содержания.

Открытое предписание

Отряжаемый с сим, Ясского цынута (округ, уезд. - Б. Т.) в м [естечко] Теленешты член Кишиневской городской полиции Павлов, имеет тотчас по прибытии туда, отыскать и взять для доставления под особым присмотром в Кишинев 3-х человек 13 находящихся там по билетам1 этеристов, именно; Кирджали Еоргия, Калауса Еоргия и капитана Коста (выделено в документе. - Б. Т.), а прочих всех оставить на месте под надзором смотрителя в местечке, дабы не отлучились никуда без воли начальства, воспрещающего им сие, по причине замеченного ненадежного их поведения. Оружие же, какое у тех и у других сыщется, отобрав доставить в земское исправничество для удобнейшего сохранения, тем более, что никто из сих людей не должен носить при себе какое-либо оружие. Всем таковым людям и оружию у них найденному составить и подать мне верный список. Впрочем, если кто из них отлучится в другие ближние места того се цынута, то пристав Павлов немедля последует за ними туда и исполнит в точности по выше сказанному с осторожностью и благоразум [нем]. Для успешного же по сему поручению действия подтверждаю давать скорее полицейское пособие за предъявлением сего г. Павловым, по требованию коего - (здесь черта - пропуск букв. - Б. Т.) то от военных команд прошу в нужном случае оказывать законную помощь. По окончании же всего сего, пристав Павлов имеет наискорее возвратиться в Кишинев и мне рапортовать.

1 (Все гетеристы, перешедшие после разгрома их войск в битвах при Драгошанах 19 VI и Скулянах 29.VI.1821 г через Прут в Бессарабию, были разоружены и размещены на жительство под надзором и по особым документам (билетам), выданным наместником Бессарабского края)

Кишинев, 21 апреля, 1822 года1.

1 (ЦГА МССР ф 2, оп I, д 831, л 2 и на обороте (черновой набросок))

Так был найден документ впервые и окончательно подтвердивший существование Георгия Кирджали. Остальные документы только дополнили это главное открытие.

23 апреля частный пристав Павлов в рапорте на имя Катлклзи доносил:

Его Превосходительству!

Господину Действительному

Статскому Советнику

Бессарабскому гражданскому

Губернатору

Константину Антоновичу

Катакази

1-й части частного пристава Павлова.

Рапорт

Вследствие открытого предписания, данного мне вашим Превосходительством от 21 числа текущего года с № 2044 - и последовавшего насчет отыскания и доставления под особым присмотром буди отыщутся в местечке Теленештах три человека, находившиеся там по билетам этеристов и именно: Кирджали Еоргия, Калауса Еоргия и капитана Коста (выделено в документе. - Б. Т.), а прочих всех оставить на месте под надзором смотрителя оного местечка, о чем вашему Превосходительству сим честь имею донести, по прибытии моем в местечко Теленешты осведомился я от посторонних людей и самых отыскиваемых этеристов семейств, кои и ныне на жительстве находятся, что Кирджали Еоргий и Калаус Еоргий (выделено в документе. - Б. Т.) по сие время находились на жительстве в местечке Теленештах, ныне же отлучились, то есть до приезда моего туда, в город Кишинев, а когда именно и зачем им не известно; под названием же Коста отыскан мною в оном местечке, только не сознается, что его называют капитаном, взят мною под присмотр и отдан тамошней исправничей купно с отысканными у него письменными видами для доставления Вашему Превосходительству, и прочие тоже этеристы, какие только мною найдены, отданы под надзор исправничества до разрешения вашего Превосходительства, докладывая при том, что находящийся на жительстве в местечке Теленештах бывший сербский воевод М-щ (Милош? - слово нельзя разобрать - закрыто в середине пятном. - Б. Т.) словесно объявил мне, что со времени случившегося между греками и турками в Молдавии возмущения с числа этеристов часто приезжает в Теленешты называющийся Каприцею, который до сего времени отлучался в Молдавское княжество три раза, а зачем именно и с каким письменным видом, это неизвестно, который и ныне в отлучке находится, а по наслышкам должен быть в Кишиневе.

Частный пристав Павлов

№ 2

Апреля 23 дня 1822 года1.

1 (ЦГА МССР, ф 2, оп I, д 831, л 14 и на обороте (черновик))

После получения 27 апреля 1822 г. этого рапорта, 29 апреля от Катакази последовало на имя кишиневского полицеймейстера секретное предписание за № 2206:

Секретно

г. Кишиневскому полицеймейстеру

№ 2206 29 апреля 1822

Посланный мною с особым поручением в местечко Теленешты частный пристав оной полиции Павлов донес мне, что находившиеся там по билетам Етеристы: Кирджали Еоргий и Калаус Еоргий отлучились оттуда в Кишинев, а когда и зачем, неизвестно даже семействам их; да сверх того, узнал он, что один из числа Етеристов, называющийся Каприцею, отлучался в Молдавское княжество, три раза, а ныне по слухам должен быть в Кишиневе. Посему я предписываю вашему Высокоблагородию разведать скоро и тайно и если окажутся тут Кирджали Еоргий, Калаус Еоргий и Каприца, или хотя под другими именами, то взять их с имеющимся у них оружием под надзор, донести мне, рапортуя, и тогда, будь оных тут не окажется, и что насчет их узнано будет1.

1 (Там же)

Как видно, Кирджали (как и его сотоварищи) был в глазах царских сатрапов одним из важных "преступников" и не только как гетерист, а как один из народных мстителей, если Катакази так настойчиво требовал его поимки и заключения в тюрьму.

Других архивных документов, касающихся Георгия Кирджали, нам не удалось обнаружить. Есть лишь упоминания о некоем капитане этеристе Георгии. Так, в своем отношении на имя К. А. Катакази от 27 мая 1823 г. кишиневский полицеймейстер доносил о захвате 9 человек, собирающихся тайно бежать в Запрутскую Молдавию, на что их подговаривал некий этерист капитан Георгий1.

1 (Дело о секретных разысканиях этеристов Секретная переписка, ф 2, оп I, д. 752, л 16)

О дальнейшей судьбе Кирджали свидетельствуют архивные материалы, найденные Л. Н. Оганян в ЦГА МССР1, которые дополняют сведения, данные нами выше, а также и рапорт наместника Бессарабского края И. Н. Инзова на имя царя от 29 марта 1823 г., в котором Инзов сообщает следующее: Главнейший из числа молдавских разбойников, есть тот самый Георгий Кирджали (выделено мною. - Б. Т.), который в минувшем феврале месяце ограбил молдавское местечко Скуляны, но перейдя Прут в Бессарабию тайно, был здесь пойман и передан в Молдавию, где, содержась в тюрьме, вместе с караульными турками бежал, и собрав свою партию, производит новые грабительства"2 (Здесь, конечно, идет речь об ограблении молдавских бояр, чьи богатства народные мстители раздавали безвозмездно беднякам). Затем, следовательно, Кирджали был пойман вновь, передан туркам и казнен ими 24 сентября 1824 г.

1 (Оганян Л. Н. Новые архивные материалы о герое повести А. С. Пушкина "Кирджали" В сб Пушкин на юге Труды пушкинских конференций Кишинева и Одессы Кишинев, 1958, с 37 - 56.)

2 (Селiнов В. I. До питания про джерела повiстi Пушкiна "Кiрджалi, стор. 100.)

Нельзя не отметить и тот факт, что в новых архивных материалах Кирджали называется сербом, а не болгарином, как его называл Пушкин, и что за границей Кирджали назывался Дмитрий Павлович.


Дело о Георгии Кирджали
Дело о Георгии Кирджали

Таким образом, новые архивные данные ценны тем, что, во-первых, они дают новое свидетельство об исторической достоверности существования гетериста и народного мстителя Георгия Кирджали (или Еоргия Кирджали), прототипа героя пушкинской повести, во-вторых, подтверждают, что поисками Кирджали в целях его ареста царские сатрапы занимались и в апреле 1822 г, и наконец, в-третьих (и последнее для нас особенно важно), поиски и поимка Кирджали происходили в 1822 - 1823 гг., в тот период, когда Пушкин жил в Молдавии. И не может быть, чтобы Пушкин не знал от Инзова и Катакази (с последними он был хорошо знаком) о поисках, а затем поимке Кирджали "Очень может быть, - пишет И. П. Липранди, - что Пушкин слышал о разбоях и выдаче Кирджали и оставил его без внимания, как событие тогда совершенно не значущее"1.

1 (Липранди И. П. Из дневника... - Русский Архив, 1886, № 10, стб. 1395.)

В связи с этим напрашивается еще одно предположение. В стихотворном наброске "Чиновник и поэт" чиновник, собеседник автора (Пушкина), сообщает, что "сегодня мы выпровождаем из тюрьмы за молдаванскую границу Кирджали". Эти строки звучат уже как свидетельство если не очевидца, то во всяком случае современника, хорошо осведомленного о случившемся в Кишиневе событии. Отсюда возникают два вопроса: 1) Не можем ли мы отнести этот эпизод к февралю 1823 г (о чем сообщал в рапорте И. Н. Инзов)? и 2) Мог ли Пушкин упустить столь удобный случай лично увидеть прославленного молдавского гайдука и не присутствовать при выдаче Кирджали туркам? Если же мы добавим, что эта же сцена выдачи Кирджали туркам вторично наиболее подробно, как это мог сделать очевидец, описана поэтом в повести "Кирджали" - то вполне закономерным будет предположить, что Пушкин, возможно, лично видел Кирджали. Может быть, поэт присутствовал и при выдаче его туркам, хотя все остальное в повести он мог описать и со слов Лекса (столоначальника канцелярии Инзова), который мог знать о Кирджали из официальных бумаг и рассказать о нем Пушкину еще в Кишиневе.

Значение новых архивных материалов заключается в том, что они дают дополнительные факты к истории гайдуцкого движения в Молдавии, классовой борьбы молдавского народа, совместной борьбы русского, молдавского и балканских народов со своими угнетателями в первой четверти XIX века

В заключение нужно отметить, что сообщение Пушкина о поимке Кирджали в Кишиневе соответствует вполне архивным данным (вспомним, что частный пристав Павлов сообщал об отъезде Кирджали в Кишинев) И Кирджали пойман в Кишиневе так, как это описано Пушкиным в его повести "Кирджали" "Полиция стала доискиваться. Узнали, что Кирджали находится в самом деле в Кишиневе Его поймали в доме беглого монаха, вечером, когда он ужинал, сидя в потемках с семью товарищами"1. Этот отрывок звучит прямо-таки как продолжение донесения пристава Павлова об отбытии Кирджали в Кишинев и секретного предписания К. А. Катакази кишиневскому полицеймейстеру о розыске Кирджали2.

1 (Пушкин А. С. Указ, соч., т 8 (I), с. 257.)

2 (См. найденные Л. Н. Оганян новые архивные материалы (упомянутые нами выше) В сб Пушкин на юге, Кишинев, 1958, т I, с 37 - 56)

Это поразительное совпадение фактов из художественного произведения Пушкина о Кирджали с фактами историческими, эта историческая достоверность происшествия с Кирджали, описанная Пушкиным, дает нам еще одно бесспорное свидетельство хорошей осведомленности Пушкина о Кирджали и фактах поимки его, помимо того, что он узнал (по его собственному свидетельству) от Лекса.

Однако в повести, как справедливо указывают исследователи, есть и несоответствие с архивными данными. Здесь идет речь о дате поимки Кирджали, которую Пушкин в повести относит к сентябрю 1821 г. Но если учесть, что Пушкин неоднократно терял свои записки о Бессарабии и гетерии, возможно, предположить, что Пушкин просто забыл дату, ибо в архивных данных и донесении Инзова точно указаны даты поисков (апрель 1822) и поимки и побега (февраль 1823 г.) Кирджали. Отсюда, к слову сказать, написание стихотворного отрывка "Чиновник и поэт" нужно относить, на наш взгляд, не ранее как к 1822 г., еще точнее - к февралю 1823 г., когда Кирджали был выдан туркам и затем бежал, а не к 1821 г. (как это указывается в академическом издании произведений поэта). Что же касается того факта, что Пушкин не указал имени героя своей повести, то это можно, видимо, объяснить тем, что поскольку впоследствии многие народные мстители стали носить имя Кирджали, то Пушкин и не стал давать имени своему герою, выведя его как собирательный образ гетериста и молдавского народного мстителя. Таким образом, повесть "Кирджали" является правдивым, реалистическим художественно-историческим документом, имеющим определенную историко-познавательную ценность, а сам образ Кирджали имеет своим прототипом народного мстителя Георгия Кирджали, жившего в Молдавии в период пребывания там Пушкина.

Необходимо в заключение отметить еще и следующий факт, лишний раз, свидетельствующий о знании Пушкиным молдавского фольклора, который, так же как и факты из жизни молдавского народа, был использован поэтом в его творчестве и, в частности, в повести "Кирджали".

Молдавский исследователь В. П. Коробам в своей статье "Мотивы молдавских баллад в повести А. С. Пушкина "Кирджали"1 обнаруживает связь между "Кирджали" и молдавскими балладами о гайдуках. В. П. Коробан отмечает, что в повести "Кирджали" сцена побега Кирджали из Ясской тюрьмы во многом напоминает подобные сцены из молдавских баллад "Кодрян" и "Груя Грозован". И, устанавливая некоторые совпадения в характеристиках образов гайдуков в балладах с характеристикой образа Кирджали, а также в обрисовке ряда бытовых деталей в балладах и повести, В. Коробан высказывает предположение о том, что "великий поэт был знаком не только с содержанием баллад, но и их отдельными деталями".

1 (Октябрь (Октомбрие), 1956, № 86, август, с 85 - 88)

Произведение "Кирджали" пользуется большой популярностью. Оно было одним из первых произведений Пушкина, переведенных на молдавский язык. И молдавский народ не может не быть признателен великому русскому поэту-гражданину за то, что он в художественной форме увековечил образ одного из выдающихся народных мстителей Молдавии, боровшихся за свободу и независимость молдавского народа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"