Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Стихотворения 1817-1822

1817 (после лицея)

        * * *

 Простите, верные дубравы! 
 Прости, беспечный мир нолей, 
 И легкокрылые забавы 
 Столь быстро улетевших дней! 
 Прости, Тригорское, где радость 
 Меня встречала столько раз! 
 На то ль узнал я вашу сладость, 
 Чтоб навсегда покинуть вас? 
 От вас беру воспоминанье, 
 А сердце оставляю вам. 
 Быть может (сладкое мечтанье!), 
 Я к вашим возвращусь полям, 
 Приду под липовые своды, 
 На скат тригорского холма, 
 Поклонник дружеской свободы, 
 Веселья, граций и ума.
  К Огаревой, которой митрополит прислал плодов из своего саду 

 Митрополит, хвастун бесстыдный, 
 Тебе прислав своих плодов, 
 Хотел уверить нас, как видно, 
 Что сам он бог своих садов. 

 Возможно все тебе - харита 
 Улыбкой дряхлость победит, 
 С ума сведет митрополита 
 И пыл желаний в нем родит. 

 И он, твой встретив взор волшебный, 
 Забудет о своем кресте 
 И нежно станет петь молебны 
 Твоей небесной красоте. 
  Тургеневу 

   Тургенев, верный покровитель 
 Попов, евреев и скопцов, 
 Но слишком счастливый гонитель 
 И езуитов, и глупцов, 
 И лености моей бесплодной, 
 Всегда беспечной и свободной, 
 Подруги благотворных снов! 
 К чему смеяться надо мною, 
 Когда я слабою рукою 
 По лире с трепетом брожу 
 И лишь изнеженные звуки 
 Любви, сей милой сердцу муки, 
 В струнах незвонких нахожу? 
 Душой предавшись наслажденью, 
 Я сладко, сладко задремал. 
 Один лишь ты с глубокой ленью 
 К трудам охоту сочетал; 
 Один лишь ты, любовник страстный 
 И Соломирской, и креста*,  
 То ночью прыгаешь с прекрасной,
 То проповедуешь Христа. 
 На свадьбах и в Библейской зале, 
 Среди веселий и забот, 
 Роняешь Лунину на бале, 
 Подъемлешь трепетных сирот; 
 Ленивец милый на Парнасе, 
 Забыв любви своей печаль, 
 С улыбкой дремлешь в Арзамасе 
 И спишь у графа де Лаваль; 
 Нося мучительное бремя 
 Пустых иль тяжких должностей, 
 Один лишь ты находишь время 
 Смеяться лености моей. 

   Не вызывай меня ты боле 
 К навек оставленным трудам, 
 Ни к поэтической неволе, 
 Ни к обработанным стихам. 
 Что нужды, если и с ошибкой 
 И слабо иногда пою? 
 Пускай Нинета лишь улыбкой, 
 Любовь беспечную мою 
 Воспламенит и успокоит! 
 А труд и холоден и пуст; 
 Поэма никогда не стоит 
 Улыбки сладострастных уст.

* (Креста, сиречь не Анненского и не Владимирского, а честнаго и животворящаго. (Прим. А. С. Пушкина.))

  К ***

 Не спрашивай, зачем унылой думой 
 Среди забав я часто омрачен, 
 Зачем на все подъемлю взор угрюмый, 
 Зачем не мил мне сладкой жизни сои; 

 Не спрашивай, зачем душой остылой 
 Я разлюбил веселую любовь 
 И никого не называю милой - 
 Кто раз любил, уж не полюбит вновь; 

 Кто счастье знал, уж не узнает счастья. 
 На краткий миг блаженство нам дано: 
 От юности, от нег и сладострастья 
 Останется уныние одно...
          * * * 

 Краев чужих неопытный любитель 
 И своего всегдашний обвинитель, 
 Я говорил: в отечестве моем 
 Где верный ум, где гений мы найдем? 
 Где гражданин с душою благородной, 
 Возвышенной и пламенно свободной? 
 Где женщина - не с хладной красотой, 
 Но с пламенной, пленительной, живой? 
 Где разговор найду непринужденный, 
 Блистательный, веселый, просвещенный? 
 С кем можно быть не хладным, не пустым? 
 Отечество почти я ненавидел - 
 Но я вчера Голицыну увидел 
 И примирен с отечеством моим.
  К ней 

 В печальной праздности я лиру забывал, 
 Воображение в мечтах не разгоралось, 
 С дарами юности мой гений отлетал, 
 И сердце медленно хладело, закрывалось. 
 Вас вновь я призывал, о дни моей весны, 
 Вы, пролетевшие под сенью тишины, 
 Дни дружества, любви, надежд и грусти нежной, 
 Когда, поэзии поклонник безмятежный, 
 На лире счастливой я тихо воспевал 
 Волнение любви, уныние разлуки - 
   И гул дубрав горам передавал 
     Мои задумчивые звуки... 
 Напрасно! Я влачил постыдной лени груз, 
 В дремоту хладную невольно погружался, 
 Бежал от радостей, бежал от милых муз 
 И - слезы на глазах - со славою прощался! 
     Но вдруг, как молнии стрела, 
     Зажглась в увядшем сердце младость, 
     Душа проснулась, ожила, 
 Узнала вновь любви надежду, скорбь и радость. 
 Все снова расцвело! Я жизнью трепетал; 
   Природы вновь восторженный свидетель, 
 Живее чувствовал, свободнее дышал, 
     Сильней пленяла добродетель... 
     Хвала любви, хвала богам! 
 Вновь лиры сладостной раздался голос юный, 
 И с звонким трепетом воскреснувшие струны 
     Несу к твоим ногам!..
Ода 'Вольность' с шаржированным портретом Павла I. Рисунок Пушкина. 1819
Ода 'Вольность' с шаржированным портретом Павла I. Рисунок Пушкина. 1819

  Вольность 
    Ода 

 Беги, сокройся от очей, 
 Цитеры слабая царица! 
 Где ты, где ты, гроза царей, 
 Свободы гордая певица? 
 Приди, сорви с меня венок, 
 Разбей изнеженную лиру... 
 Хочу воспеть Свободу миру, 
 На тронах поразить порок. 

 Открой мне благородный след 
 Того возвышенного галла, 
 Кому сама средь славных бед 
 Ты гимны смелые внушала. 
 Питомцы ветреной Судьбы, 
 Тираны мира! трепещите! 
 А вы, мужайтесь и внемлите, 
 Восстаньте, падшие рабы! 

 Увы! куда ни брошу взор - 
 Везде бичи, везде железы, 
 Законов гибельный позор, 
 Неволи немощные слезы; 
 Везде неправедная Власть 
 В сгущенной мгле предрассуждений 
 Воссела - Рабства грозный Гений 
 И Славы роковая страсть. 

 Лишь там над царскою главой 
 Народов не легло страданье, 
 Где крепко с Вольностью святой 
 Законов мощных сочетаные; 
 Где всем простерт их твердый щит, 
 Где сжатый верными руками 
 Граждан над равными главами 
 Их меч без выбора скользит 

 И преступленье свысока 
 Сражает праведным размахом; 
 Где не подкупна их рука 
 Ни алчной скупостью, ни страхом. 
 Владыки! вам венец и трон 
 Дает Закон - а не природа; 
 Стоите выше вы народа, 
 Но вечный выше вас Закон. 

 И горе, горе племенам, 
 Где дремлет он неосторожно, 
 Где иль народу, иль царям 
 Законом властвовать возможно! 
 Тебя в свидетели зову, 
 О мученик ошибок славных, 
 За предков в шуме бурь недавных 
 Сложивший царскую главу. 

 Восходит к смерти Людовик 
 В виду безмолвного потомства, 
 Главой развенчанной приник 
 К кровавой плахе Вероломства. 
 Молчит Закон - народ молчит, 
 Падет преступная секира... 
 И се - злодейская порфира 
 На галлах скованных лежит. 

 Самовластительный Злодей! 
 Тебя, твой трон я ненавижу, 
 Твою погибель, смерть детей 
 С жестокой радостию вижу. 
 Читают на твоем челе 
 Печать проклятия народы, 
 Ты ужас мира, стыд природы, 
 Упрек ты богу на земле. 
 
 Когда на мрачную Неву 
 Звезда полуночи сверкает 
 И беззаботную главу 
 Спокойный сон отягощает, 
 Глядит задумчивый певец 
 На грозно спящий средь тумана 
 Пустынный памятник тирана, 
 Забвенью брошенный дворец - 

 И слышит Клии страшный глас, 
 За сими страшными стенами, 
 Калигулы последний час 
 Он видит живо пред очами, 
 Он видит - в лентах и звездах, 
 Вином и злобой упоенны, 
 Идут убийцы потаенны, 
 На лицах дерзость, в сердце страх. 

 Молчит неверный часовой, 
 Опущен молча мост подъемный, 
 Врата отверсты в тьме ночной 
 Рукой предательства наемной... 
 О стыд! о ужас наших дней! 
 Как звери, вторглись янычары!.. 
 Падут бесславные удары... 
 Погиб увенчанный злодей. 

 И днесь учитесь, о цари: 
 Ни наказанья, ни награды, 
 Ни кров темниц, ни алтари 
 Не верные для вас ограды. 
 Склонитесь первые главой 
 Под сень надежную Закона, 
 И станут вечной стражей трона 
 Народов вольность и покой.
Ода 'Вольность'. Беловой автограф Пушкина. 1817
Ода 'Вольность'. Беловой автограф Пушкина. 1817

  Кривцову 

 Не пугай нас, милый друг, 
 Гроба близким новосельем: 
 Право, нам таким бездельем 
 Заниматься недосуг. 
 Пусть остылой жизни чашу 
 Тянет медленно другой; 
 Мы ж утратим юность нашу 
 Вместе с жизнью дорогой; 
 Каждый у своей гробницы 
 Мы присядем на порог; 
 У пафосския царицы 
 Свежий выпросим венок, 
 Лишний миг у верной лени, 
 Круговой нальем сосуд - 
 И толпою наши тени 
 К тихой Лете убегут. 
 Смертный миг наш будет светел; 
 И подруги шалунов 
 Соберут их легкий пепел 
 В урны праздные пиров.
      * * * 

 Есть в России город 
 Луга Петербургского округа; 
 Хуже не было б сего 
 Городишки на примете, 
 Если б не было на свете 
 Новоржева моего.
предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"