СТАТЬИ   КНИГИ   БИОГРАФИЯ   ПРОИЗВЕДЕНИЯ   ИЛЛЮСТРАЦИИ   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Человек поистине замечательный..." (Зажурило В.К.)

Пушкин познакомился с Михаилом Сергеевичем Луниным 19 ноября 1818 года. В обществе Е. Ф. Муравьевой и ее сына Никиты, В. А. Жуковского, А. И. Тургенева, Н. И. Гнедича, П. Л. Шиллинга и Пушкина он ездил в этот день в Царское Село для проводов поэта К. Н. Батюшкова в Италию. Веселый обед завершился экспромтом Пушкина, который, как сообщал А. И. Тургенев в письме П. А. Вяземскому, "послать нельзя".

Лунин знал ранее и интересовался творчеством юного Пушкина, которого еще в 1816 году в беседе со своим приятелем французским драматургом И. Оже назвал "нашим восходящим светилом".

В Петербурге Пушкин встречался с Луниным в доме его тетки Е. Ф. Муравьевой, у которой он бывал почти каждый день.

Военная служба Лунина началась в 1803 году, когда его зачислили юнкером в лейб-гвардии егерский полк. В 1805 году он перешел в кавалергардский полк. Во многих военных операциях корнет Лунин принимал непосредственное участие. "В походах и делах противу неприятеля" проявлял "отличную храбрость". Однако военные успехи и награды мало привлекали Лунина, уже ротмистра лейб-гвардии Гродненского гусарского полка. Чрезвычайно остро переживая неудачи русского оружия, мечтая о героическом самопожертвовании, он предлагал убить Наполеона, что, по его суждению, могло прекратить войну. Лунин прошел всю военную кампанию 1812-1813 годов. Вместе с полком вступил в Париж 12 марта, но уже через две недели отправился обратно в Россию.

Лунин приехал в Петербург. Ипполит Оже вспоминал, как Михаил Сергеевич объяснялся с отцом, прося уплатить его долги, и обещал выйти в отставку и не требовать больше денег. Отец согласился. "Вот моя просьба об отставке, только что испеченная: еще чернила не успели высохнуть, - воскликнул Лунин. - В ней моя будущая свобода! По-испански свобода Libertad. Прочь обязательная служба! Я не хочу быть в зависимости от своего официального положения; я буду приносить пользу людям тем способом, какой мне внушают разум и сердце. Гражданин вселенной - лучше этого титула нет на свете".

Когда Александру I доложили о желании Лунина выйти в отставку, царь сказал: "Это самое лучшее, что он может сделать".

К тому времени Михаил Сергеевич покинул дом отца и жил на Торговой улице (ныне ул. Союза Печатников, 14). В мае - июне 1816 года в "С.-Петербургских ведомостях" появились публикации об отъезде за границу "Михаила Сергеевича Лунина, отставного гвардии ротмистра и кавалера, с дворовым человеком Алексеем Еремеевым, живущего в Мал. Коломне в доме госпожи Дубецкой, № 7".

На корабле "Фиделитэ" он отплыл во Францию.

В Париже, поселившись в скромной гостинице, Лунин зарабатывал на существование собственным трудом - давал уроки музыки, математики, английского и французского языков, сочинял поздравительные письма и прошения. С увлечением отдался и сочинительству - писал исторический роман "Лжедмитрий", который высоко оценил французский литератор, впоследствии академик Шарль Брифо. "Ваш Лунин - чародей! - воскликнул он. - Мне кажется, даже Шатобриан не написал бы лучше". Но роман остался неоконченным.

Посещая различные политические кружки, он заслушивался увлекательными рассуждениями и беседами, познакомился с Сен-Симоном.

После смерти отца, в 1817 году, ему пришлось вернуться в Россию для устройства дел. В Петербурге он оказался в самой гуще оппозиционной молодежи, связанной с тайными обществами. По словам Лунина, вхождение его в тайное общество определила Отечественная война, которая "совокупила народ для защиты своего достояния, которое одни меры правительства не в состоянии уже были охранять", а после разгрома врага внимание мыслящих людей должно привлечь "внутреннее устройство" России. Рабство, опустошенная страна - все это "вопияло за отечество". "Теперь мыслящие восстали на умственный подвиг, как прежде толпы восставали на рукопашный бой".

Среди лучших людей начала XIX столетия М. С. Лунину принадлежит выдающееся место в одном ряду с П. Пестелем, К. Рылеевым, Н. Муравьевым. В "Союз спасения" его ввел в 1816 году Н. И. Тургенев. Затем он стал членом "Союза благоденствия", одним из организаторов Северного тайного общества, близко связанным и с Южным обществом. Со свойственной ему энергией Лунин принял самое горячее участие в делах общества. Ему принадлежит проект "о совершении цареубийства на царскосельской дороге с партией в масках, когда время придет к действию приступить". Убийство царя должно было совершиться во имя ограничения самодержавия, во имя приближения конституционных форм правления в России. Второе его предложение - организация тайной литографии. Оба эти проекта не были реализованы.

Вся жизнь Лунина до его последнего вздоха была жизнью человека, поражавшего, как писал хорошо его знавший декабрист С. Г. Волконский, своими необыкновенными качествами: "...сила духа, ясность мышления и точность выражения ставят его в совсем исключительное положение, не только выдвигая его в рядах современников, но вынося его за пределы своего времени".

Лунин понимал необходимость пополнять свое образование и развивать "свои способности ума" постоянным общением с кругом просвещенных людей. При его блестящих способностях это принесло богатые плоды: он действительно стал одним из образованнейших людей своего времени.

Большую роль в его жизни играла музыка. Одаренный прекрасными музыкальными способностями, Лунин признавался: "Под моими пальцами послушный инструмент выражает все, что я захочу: мои мечты, мое горе, мою радость". Он был превосходным пианистом.

В воспоминаниях И. Оже создан выразительный образ Лунина: "...поэт и музыкант и в то же время реформатор, политикоэконом, государственный человек, изучивший специальные вопросы, знакомый со всеми истинами, со всеми заблуждениями... В нем чувствовалась сильная воля... Он был высокого роста, стройно и тонко сложен, но худоба его происходила не от болезни: усиленная умственная деятельность рано истощила его силы".

Представляет большой интерес и яркая характеристика Лунина, сделанная его сестрой: "Молодая душа была благородна, нежна и горда. Лицо было красиво, внушительно и строго; манера говорить была краткая и резкая, ум - глубокий и живой". Пушкин также запомнил эту речевую особенность Лунина. "Тут Лунин резкий предлагал..." - писал он в черновых строфах X главы "Евгения Онегина". Яркая, многогранная личность Лунина не могла не привлекать к себе внимания выдающихся его современников, хотя не все и не сразу за броской внешностью сумели разглядеть ее сущность. Так же как и Каверина, бретером и дуэлянтом, лихим кутилой воспринимали Лунина многие из знавших его людей. О его похождениях и проказах ходили настоящие легенды. Не все могли понять, что его поведение было своеобразным вызовом господствующей рутине и фрунтомании, царившей в армии, увидеть ту сложную внутреннюю работу, которая шла в скрытной, сложной и оригинальной натуре молодого офицера. Пушкин видел в Лунине "человека поистине замечательного", о чем и сказал впоследствии его сестре Е. С. Уваровой, встретив ее в 1835 году. Сообщая в письме брату слова поэта, Е. С. Уварова добавляла: "Он поручил... сказать тебе, что сохраняет прядь волос, которую он утащил у тети Катерины Федоровны, когда ты велел побрить голову перед отъездом, если не ошибаюсь, в Одессу".

Свои встречи с Луниным в кругу декабристов Пушкин описал в X главе "Евгения Онегина":

 Друг Марса, Вакха и Венеры,
 Тут Лунин дерзко предлагал
 Свои решительные меры
 И вдохновенно бормотал.

В 1820 году знакомство Пушкина и Лунина невольно оборвалось. Лунин продолжал в Петербурге и Москве пропагандировать "решительные меры", а Пушкин, "гонимый рока самовластьем", уехал в Бессарабию.

В 1822 году Лунина снова зачислили в уланский полк, а в 1824 году он отбыл для прохождения службы в Варшаву командиром Гродненского гусарского полка. С Пушкиным более никогда не встречался. Но память Лунина хранила образ поэта. Среди его бумаг нашелся листок с изображением Пушкина, набросанным карандашом. В адрес Лунина в Варшаву поступали выписанные им все имевшиеся в продаже произведения Пушкина. Эти два человека, столь отличные по своим судьбам, встретившись, запомнились друг другу, оставив о себе взаимно сильное впечатление.

В ходе следствия над декабристами выяснились значение и роль Лунина в тайных обществах. 15 апреля 1826 года его, арестованного, привезли из Варшавы в Петербург, в Главный штаб. Последовал приказ царя: "Отправить в крепость немедленно". Так началась жизнь "государственного преступника" Михаила Лунина.

Жизнь в Сибири не сломила, а духовно укрепила Лунина. Он, как и Пушкин, был твердо уверен, что дело декабристов не пропало даром. "От людей можно отделаться, но от их идей нельзя, - говорит Лунин в своем сочинении "Взгляд на Русское тайное общество с 1816 до 1826 года". - Сердца молодого поколения обращаются к сибирским пустыням, где великие ссыльные блистают среди мрака, в котором хотят их скрыть. У них все отнято: общественное положение, имущество, здоровье, отечество, свобода... Но никто не мог отнять народного к ним сочувствия". Он не ошибся: декабристы разбудили целое поколение новых революционеров - поколение Герцена.

Литературное наследие Лунина, созданное в сибирской ссылке, по словам М. В. Нечкиной, прорвало тюремный кордон и ценой жизни декабриста дошло до молодой России.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© A-S-PUSHKIN.RU, 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://a-s-pushkin.ru/ 'Александр Сергеевич Пушкин'
Рейтинг@Mail.ru