Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"О други смелых муз..." (Иезуитова Р.В.)

Вхождению Пушкина в петербургские литературные круги предшествовали удивительные перемены: рушились авторитеты, доселе казавшиеся непререкаемыми, заживо изживали себя столпы классицизма, до недавнего времени почти безраздельно владевшие "российской словесностью". Близился и конец "Беседы любителей русского слова", с 1811 года объединявшей всех литературных знаменитостей столицы. Правда, молодые литераторы охотнее посещали дома меценатов и салоны просвещенной петербургской знати, так как собственно писательских объединений, более соответствовавших духу времени, в столице почти не было. Постепенно хирело некогда активно действовавшее "Вольное общество любителей словесности, наук и художеств", в котором начиналась литературная деятельность Батюшкова, Гнедича, Востокова и др.

Еще на лицейской скамье Пушкин услышал о новом, обществе с необычным названием "Арзамас", окруженным ореолом таинственности. Общество, постепенно вовлекшее в свои ряды всех тех, кто не мирился с рутиной, литературной отсталостью и выступал противником обветшалых догм классицизма, завоевало симпатии столичной молодежи. Оно не устраивало публичных, многолюдных заседаний, избегало широкой гласности. Его участники демонстративно именовали себя обществом "безвестных людей" и, казалось, не преследовали никаких серьезных целей. На первых порах число членов "Арзамаса" было настолько незначительным, что не приходилось говорить о каком-либо влиянии на умственную жизнь столицы: просто кружок друзей-единомышленников. И все же молодые литераторы, образовавшие шуточное общество "безвестных людей", были людьми далеко не ординарными: стихами Жуковского уже зачитывались и просвещенные любители российской словесности, и юные лицеисты, и образованные женщины. Поэта любили и знали не только в столице, но и во всей России. Славным русским Тиртеем, воспевшим "ратных грозный строй", вошел он в каждое русское сердце. Александр Тургенев по-своему тоже знаменит: занимая видные государственные посты, он был человеком отзывчивым и добрым, отличался необычайной общительностью, пламенно и увлеченно любил литературу, содействовал расцвету многих дарований. Особенно дружен был он с Жуковским. Другие участники общества: Д. В. Дашков, Д. Н. Блудов и уже набиравший силу С. С. Уваров (все трое станут видными николаевскими сановниками, отказавшись от либеральных увлечений своей молодости), не нашедший себя еще ни в каком литературном роде Ф. Ф. Вигель (впоследствии видный мемуарист). Все они люди молодые, ищущие, широко образованные, наделенные тонким художественным вкусом, а главное - чувством юмора, даром меткого и живого слова, бесшабашной веселостью, обычной спутницей молодости. Ко времени создания "Арзамаса" у каждого за плечами уже был опыт борьбы с "беседчиками", которых они именуют "губителями русского слова".

Открытое столкновение двух позиций, двух взглядов на цели и задачи искусства становилось неизбежным. В "Беседе" витийствуют, читают громоздкие эпопеи и неуклюжие, бездарные вирши, а затем издают плоды своих трудов. В "Арзамасе" потешаются над живыми "покойниками" "Беседы", читая им похвальные речи, подтрунивают над чопорной публикой, зевающей на заседаниях общества, смеются и над собою, веселятся, шутят. В шутливо-пародийных формах арзамасских собраний без труда угадываются демократические порядки: общее голосование при избрании председателя заседания, красный колпак (якобинский символ свободы и независимости мнений), в который облачается председатель, члены общества - "граждане", или "сограждане", а также "гуси". Арзамасские собрания заканчивались дружеским ужином, за которым обычно подавали к столу жареного гуся (город Арзамас славился гусями). Гусь становится шутливой эмблемой общества. Почетные члены общества (число их будет стремительно возрастать) именуются "почетными гусями "Арзамаса"" (Н. М. Карамзин, И. И. Дмитриев и др.). В общество один за другим вступают П. Вяземский и Д. Давыдов, К. Батюшков и В. Л. Пушкин и другие. Все они, отрекшись от своих имен, демонстративно нарекаются прозвищами, заимствованными из баллад Жуковского (Ахилл, Светлана, Ивиков журавль, Чу, Эолова арфа).

Поводом к созданию "Арзамаса" послужили резкие выпады против Жуковского в комедии Шаховского "Урок кокеткам, или Липецкие воды". Поэтому "Арзамас" ведет свое летосчисление "от Липецкого потопа", а "невинно умученные" баллады Жуковского берутся под защиту.

Впоследствии, опасаясь обвинений в "недозволенной деятельности", С. Уваров будет всячески подчеркивать дружеский, сугубо развлекательный характер "Арзамаса", однако в деятельности этого общества нашли отражение глубокие внутренние процессы русской жизни начала XIX века. В боевых схватках "арзамасцев" с "покойниками" "Беседы", в насмешках над мертвой схоластикой их писаний, в колких выпадах арзамасских пародий и разящей остроте эпиграмм скрывались новые представления о личности, постепенно высвобождавшейся из-под власти узкосословной морали и этики. В "Арзамасе" боролись за подлинно национальную, высокохудожественную литературу, мечтали о гармоническом расцвете человека, горячо ратовали за развитие общественного прогресса. "Арзамас" стал средоточием лучших литературных сил России.

"В некотором отдалении от Петербурга, спрятанный в стенах Лицея", прекрасными стихами уже подавал "оттуда свой звонкий голос" Пушкин - "Сверчок". Став одним из самых задорных, самых боевых "арзамасцев", он быстро усвоил и приемы пародирования, и жанры полемических выступлений, и самый пафос борьбы с литературными рутинерами. Арзамасская шутливая и острогротескная поэзия находила у юного поэта живейший отклик, вдохновляла его на создание "Тени Фонвизина", острых эпиграмм, направленных против "беседчиков" ("Угрюмых тройка есть певцов..."). Осенью 1817 года Пушкин впервые присутствовал на заседании "Арзамаса", приветствовал "арзамасцев" стихотворным посланием. Текст его не сохранился, но отдельные строки остались в памяти участников арзамасских собраний, дошли до наших дней. Пушкин вдохновенно и пылко славит в них "дивный Арзамас", Тиртея - Жуковского, пророческие речи Кассандры - Блудова. "Други смелых муз" - "арзамасцы" - становятся ближайшими из его друзей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"