Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

1824

Кораблю

Морей красавец окриленный! 
Тебя зову - плыви, плыви 
И сохрани залог бесценный 
Мольбам, надеждам и любви. 
Ты, ветер, утренним дыханьем 
Счастливый парус напрягай, 
Волны незаппым колыханьем 
Ее груди не утомляй.

* * *

Зачем ты послан был и кто тебя послал?
Чего, добра иль зла, ты верный был свершитель?
        Зачем потух, зачем блистал,
        Земли чудесный посетитель?

Вещали книжники, тревожились цари,
        Толпа пред ними волновалась, 
Разоблаченные пустели алтари,
        Свободы буря подымалась.
И вдруг нагрянула... Упали в прах и в кровь,
        Разбились ветхие скрижали, 
Явился Муж судеб, рабы затихли вновь,
        Мечи да цепи зазвучали.

        И горд и наг пришел Разврат, 
        И перед ним сердца застыли, 
        За власть Отечество забыли, 
        За злато продал брата брат. 
        Рекли безумцы: нет Свободы, 
        И им поверили народы. 
        И безразлично, в их речах,
        Добро и зло, все стало тенью -
        Все было предано презренью, 
        Как ветру предан дольный прах.
Автопортрет, наброски профилей и играющий на биллиарде. Рисунки Пушкина. 1824
Автопортрет, наброски профилей и играющий на биллиарде. Рисунки Пушкина. 1824

* * *

О боги мирные полей, дубров и гор,
      Мой Аполлон ваш любит разговор,
Меж вами я нашел и музу молодую, 
Подругу дней моих, невинную, простую, 
Но чем-то милую - не правда ли, друзья? 
И своенравная волшебница моя, 
Как тихий ветерок, иль пчелка золотая, 
Иль беглый поцелуй, туда, сюда летая...

Графу Олизару

   Певец! издревле меж собою 
Враждуют наши племена: 
То наша стонет сторона, 
То гибнет ваша под грозою.

   И вы, бывало, пировали 
Кремля позор и         плен,
И мы о камни падших стен 
Младенцев Праги избивали, 
Когда в кровавый прах топтал 
Красу Костюшкиных знамен.
          ———
   И тот не наш, кто с девой вашей 
Кольцом заветным сопряжен; 
Не выпьем мы заветной чашей 
Здоровье ваших красных жен; 
И наша дева молодая, 
Привлекши сердце поляка, 
Отвергнет, гордостью пылая, 
Любовь народного врага.
          ———
   Но глас поэзии чудесной 
Сердца враждебные дружит -
Перед улыбкой муз небесной 
Земная ненависть молчит,
При сладких звуках вдохновенья, 
При песнях          лир...
И восстают благословенья, 
На племена нисходит мир...
Л. С. Пушкин. Художник А. Орловский. Итальянский карандаш
Л. С. Пушкин. Художник А. Орловский. Итальянский карандаш

Из письма к Плетневу

Ты издал дядю моего: 
Творец "Опасного соседа" 
Достоин очень был того, 
Хотя покойная Беседа 
И не заметила его. - 
Теперь издай меня, приятель, 
Плоды пустых моих трудов, 
Но ради Феба, мой Плетнев, 
Когда ж ты будешь свой издатель?

* * *

Как жениться задумал царский арап, 
Меж боярынь арап похаживает, 
На боярышен арап поглядывает. 
Что выбрал арап себе сударушку, 
Черный ворон белую лебедушку. 
А как он, арап, чернешенек, 
А она-то, душа, белешенька.

* * *

Мне жаль великия жены,
Жены, которая любила
Все роды славы: дым войны
И дым парнасского кадила.
Мы Прагой ей одолжены,
И просвещеньем, и Тавридой,
И посрамлением Луны,
И мы прозвать должны
Ее Минервой, Аонидой.
В аллеях Сарского Села
Она с Державиным, с Орловым
Беседы мудрые вела -
                чай пила - 
С Делиньем - иногда с Барковым. 
Старушка милая жила 
Приятно и немного блудно, 
Вольтеру первый друг была, 
Наказ писала, флоты жгла, 
И умерла, садясь на судно. 
С тех пор мгла.
Россия, бедная держава, 
Твоя удавленная слава 
С Екатериной умерла.

* * *

Пока супруг тебя, красавицу младую, 
Между шести других еще не заключил, - 
Ходи к источнику близ могил
  И черпай воду ключевую,
  И думай, милая моя:
  Как невозвратная струя
  Блестит, бежит и исчезает -
  Так жизни время убегает,
  В гареме так исчезну я.

* * *

Презрев и голос укоризны,
И зовы сладостных надежд,
Иду в чужбине прах отчизны
С дорожных отряхнуть одежд.
Умолкни, сердца шепот сонный,
Привычки давной слабый глас,
Прости, предел неблагосклонный,
Где свет узрел я в первый раз!
Простите, сумрачные сени,
Где дни мои текли в тиши,
Исполнены страстей и лени
И снов задумчивых души.
Мой брат, в опасный день разлуки
Все думы сердца - о тебе.
В последний раз сожмем же руки
И покоримся мы судьбе.
Благослови побег поэта

     где-нибудь в волненье света 
Мой глас воспомни иногда
          ———
Умолкнет он под небом дальпым
                  сне, 
Один                печальным
Угаснет в чуждой стороне.
          ———
Настанет         час желанный,
И благосклонный славянин 
К моей могиле безымянной...

Младенцу

Дитя, не смею над тобой 
Произносить благословенья. 
Ты взором, мирною душой, 
Небесный ангел утешенья.

Да будут ясны дни твои,
Как милый взор твой ныне ясен.
Меж лучших жребиев земли
Да будет жребий твой прекрасен.

Из письма к Родзянке

Прости, украинский мудрец, 
Наместник Феба и Приапа! 
Твоя соломенная шляпа 
Покойней, чем иной венец; 
Твой Рим - деревня; ты мой папа, 
Благослови ж меня, певец!

Послание К Л. Пушкину

Что же? будет ли вино? 
Лайон, жду его давно. 
Знаешь ли какого рода? 
У меня закон один: 
Жажды полная свобода 
И терпимость всяких вин. 
Погреб мой гостеприимный 
Рад мадере золотой 
И под пробкой смоляной 
St Пере бутылке длинной, 
В лета красные мои, 
В лета юности безумной, 
Поэтический Au 
Нравился мне пеной шумной, 
Сим подобием любви!
      вспомнил о поэте 
И напененный бокал 
Я тогда всему на свете, 
Милый брат, предпочитал.

Ныне нет во мне пристрастья - 
Без разбора за столом, 
Друг разумный сладострастья, 
Вина обхожу кругом.
Все люблю я понемногу - 
Часто двигаю стакан, 
Часто пью - но, слава богу, 
Редко, редко лягу пьян.

К Сабурову

Сабуров, ты оклеветал 
Мои гусарские затеи, 
Как я с Кавериным гулял, 
Бранил Россию с Молоствовым, 
С моим Чадаевым читал, 
Как, все заботы отклоня, 
Провел меж ими год я круглый, 
Но Зубов не прельстил меня 
Своею задницею смуглой.

* * *

Приют любви, он вечно полн 
Прохлады сумрачной и влажной, 
Там никогда стесненных волн 
Не умолкает гул протяжный.

Разговор Фотия с гр. Орловой

"Внимай, что я тебе вещаю: 
Я телом евнух, муж душой". - 
Но что ж ты делаешь со мной? 
"Я тело в душу превращаю".

Гр. Орловой-Чесменской

Благочестивая жена 
Душою богу предана, 
А грешной плотию 
Архимандриту Фотию.

На Фотия

Полу-фанатик, полу-плут; 
Ему орудием духовным 
Проклятье, меч, и крест, и кнут. 
Пошли нам, господи, греховным, 
Поменьше пастырей таких, - 
Полу-благих, полу-святых.

* * *

Как узник, Байроном воспетый, 
Вздохнул, оставя мрак тюрьмы...

* * *

Слаб и робок человек, 
Слеп умом и всё тревожит...

* * *

С перегородкою коморки,
Довольно чистенькие норки,
В углу на полке образа,
Под ними вербная лоза
С иссохшей просвирой и свечкой
Горшок с          на окне,
Две канареечки над печкой...
предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"