Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Тройка, семерка, туз..."

Карточная игра была очень распространена в пушкинском Петербурге. "Страсть к игре есть самая сильная из страстей",- сказал как-то Пушкин в разговоре с Вяземским.

Поэт и сам был подвержен этой страсти. Женившись, он писал 15 января 1832 года одному из своих приятелей, М. О. Судиенке: "Надобно тебе сказать, что я женат около года и что вследствие сего образ жизни моей совершенно переменился, к неописанному огорчению... кавалергардских шаромыжников. От карт и костей отстал я более двух лет..."

"Пиковая дама" была написана им в 1833 году, но замысел возник, по-видимому, значительно раньше, судя по наброску первой главы повести из жизни петербургских великосветских игроков конца двадцатых годов. Набросок "Года четыре тому назад" восстанавливал образ жизни самого поэта в 1828-1829 годах.

В те годы Пушкин встречался за карточным столом с известным московским игроком В. С. Огонь-Догановским, которому, судя по письму, написанному в мае - июне 1830 года, задолжал крупную сумму. Его он вывел впоследствии в "Пиковой даме" в образе "славного Чекалинского".

Большим успехом пользовалась в пушкинское время трехактная драма Дюканжа "30 лет, или Жизнь игрока". Она шла в первый раз 3 мая 1828 года, не сходила со сцены на протяжении семи лет, и Пушкин, конечно, видел ее. Героя этой пьесы Жоржа де Жермани играл знаменитый Каратыгин...

Несколько находящихся в библиотеке Пушкина книг свидетельствуют о том, что к литературе на темы карточной игры поэт проявлял известный интерес.

"Коран виста, или Полное собрание правил сей игры" - так называлась книга, изданная в 1832 году в переводе с французского, в которой приводились многочисленные примеры и случаи из области игры в вист и любопытные исчисления вероятности выигрышей.

Было в библиотеке Пушкина еще шеститомное "Историческое, политическое и практическое зеркало старого и нового Парижа" Л. Прюдома, вышедшее в 1807 году в Париже третьим изданием на французском языке. Между страницами второго тома, в главе "Игра и игроки", оказалась закладка из белой бумаги. Здесь было много сведений по истории карточной игры, рассказывалось о ее "опасностях", описывались игорные дома. Этот материал не мог не остановить на себе внимание будущего автора "Пиковой дамы".

Тема карточной игры отражена и в произведениях Э.-Т.-А. Гофмана, девятнадцатитомное издание которых, вышедшее в 1830-1833 годах, в переводе на французский язык Леве-Веймара, сохранилось на полках пушкинской библиотеки. В "Эликсире сатаны" мы находим фантастический эпизод с картой, превращаемой в портрет. Эпизод с убитой дамой в финале карточной игры поэт мог прочитать в повести Гофмана "Счастье игрока".

Была еще книга, хорошо знакомая Пушкину,- вышедший в 1823 году в Дрездене исторический роман немецкого писателя Фан дер Фельде из эпохи Карла XII - "Арвед Гилленстиерн", в которой трактовалась та же тема.

Этой книги не было в библиотеке Пушкина, но она имелась в библиотеке в Тригорском, и о ней беседовал с поэтом А. Н. Вульф, собиравшийся переводить ее на русский язык. В этом романе в среду игроков попадают офицер Арвед и военный инженер Мегрет. У Пушкина главный герой "Пиковой дамы" Германн - тоже военный инженер. И у Фан дер Фельде, и у Пушкина мысль о счастливой карте возникает непосредственно за карточным столом.

В "Арведе" состязание Арведа с Мегретом кончается выигрышем последнего. Пушкин углубил сюжет, и карточный поединок Германна с Чекалинским заканчивается трагически.

Подтверждением тому, что роман Фан дер Фельде остановил на себе внимание Пушкина, служит запись поэта на рукописях четвертой и пятой глав "Евгения Онегина": "От 7 до 9 гл. из Arwed Gillenstierna".

Была в то время хорошо известна в великосветских кругах Петербурга "усатая княгиня" Наталья Петровна Голицына, современница императрицы Елизаветы Петровны, фрейлина пяти императриц. С нею считались не только двор и "свет", но даже цари. Пушкин знал Голицыну и с интересом присматривался к этому редкостному обломку старины.

Ее внук, меломан, автор эпиграмм, остроумный рассказчик и картежник С. Г. Голицын, известный в кругу великосветской молодежи под именем Фирса, сам рассказывал Пушкину, как, проигравшись однажды в карты, пришел к бабке просить денег. Бабка денег не дала, но назвала ему три выигрышные карты - тройку, семерку, туза,- которые сообщил ей в Париже знаменитый алхимик и авантюрист Сен-Жермен.

- Попробуй! - сказала внуку бабушка.

Внук поставил на них и отыгрался...

Все это вместе взятое наслаивалось в творческом сознании Пушкина и привело к созданию "Пиковой дамы".

Поэт читал повесть своему другу Нащокину и в разговоре с ним подтвердил, что главная завязка ее - рассказ Томского о своей бабушке, старой графине, которой известна тайна трех карт,- не вымышлена.

"Пиковая дама" была опубликована в "Библиотеке для чтения" в 1834 году и имела большой успех.

Прообразом старой графини послужила поэту княгиня Н. П. Голицына. Нащокин, однако, заметил гораздо большее сходство между графиней и теткой жены Пушкина, Натальей Кирилловной Загряжской, тоже девяностолетней старухой, фрейлиной Екатерины II.

Пушкин согласился с Нащокиным, но сказал, что ему все же легче было изобразить Голицыну, чем Загряжскую, привычки и характер которой были много сложнее. Вообще же Пушкин любил бывать у Загряжской и из уст ее часто слышал интереснейшие воспоминания о прошлом и рассказы о жизни придворных и светских кругов. Некоторые эпизоды из ее рассказов мы находим в "Дневнике" Пушкина 1833-1835 годов.

Седьмого апреля 1834 года Пушкин записал в "Дневнике": "Моя "Пиковая дама" в большой моде.- Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся..."

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"