Библиотека
Произведения
Иллюстрации
Ссылки
О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"У беспокойного Никиты"

'У беспокойного Никиты'
'У беспокойного Никиты'

В строках, сохранившихся от X главы "Онегина", сожженной Пушкиным, упоминается имя Никиты Муравьева:

 Витийством резким знамениты, 
 Сбирались члены сей семьи
 У беспокойного Никиты...

Екатерина Федоровна Муравьева, мать Никиты, переехав в 1814 году из Москвы в Петербург, купила дом купца Кружевникова на Фонтанке, близ Невского проспекта (ныне Фонтанка, 25). Дом был трехэтажный, с балконом, в середине фасада - глубокие низкие ворота, парадный ход с набережной. Внешний облик здания к нашему времени несколько изменился благодаря надстройке в два этажа.

Е. Ф. Муравьева поселилась здесь со своим младшим сыном Александром. Старший, Никита, тогда еще находился в действующей армии.

Гостеприимная хозяйка радушно открыла двери своего дома для родных и друзей. Бывали дни, когда в ее столовой за обеденный стол садилось до семидесяти человек. Ее дом, как утверждали современники, "был одним из роскошнейших и приятнейших в столице".

В течение многих месяцев жил у своей тетки Екатерины Федоровны поэт К. Н. Батюшков, вернувшийся из военного похода в 1816 году. Здесь постоянно бывал О. А. Кипренский. Радушно встречали молодые Муравьевы своего сводного брата гравера Н. И. Уткина.

Московский въезд. Гравюра по рисунку Горностаева А.М. 1834
Московский въезд. Гравюра по рисунку Горностаева А.М. 1834

С 1818 года более четырех лет (до 1823 года) занимал квартиру в третьем этаже "на Фонтанке, в доме Екатерины Федоровны Муравьевой", историограф Н. М. Карамзин. Его связывало с хозяйкой дома давнее знакомство еще по Москве. В течение дня историк напряженно трудился, склонившись над летописями и старинными документами. Он заканчивал свою "Историю Государства Российского". Карамзины жили замкнуто и только по вечерам принимали близких за поздним чаем. У них часто бывал Пушкин.

Но еще больше его тянуло в кабинет Никиты Михайловича Муравьева. Блестяще одаренный юноша, получивший разностороннее образование, Н. М. Муравьев ушел в 1812 году в армию, сражался при Лейпциге, участвовал во взятии Гамбурга, вступил в Париж. В 1815 году он вернулся в Петербург. У него собирались молодые офицеры, по большей части прошедшие славный боевой путь рядом с русскими солдатами. Им особенно отвратительны были бездушная муштра, крепостническое рабство, деспотизм. Сюда приходили родственники хозяина братья С. И. и М. И. Муравьевы-Апостолы и его двоюродный брат М. С. Лунин, Н. И. Тургенев, С. П. Трубецкой, И. Д. Якушкин и другие, вошедшие впоследствии в тайное общество. Позже во время своих приездов в Петербург здесь бывал П. И. Пестель.

Среди этих людей возникла мысль о создании тайного общества. Никита Михайлович - активный его член, а затем один из идейных руководителей Северного тайного общества. Его перу принадлежит проект первой русской конституции. "Этот человек один стоил целой академии", - сказал после его смерти М. С. Лунин, выдающийся деятель декабризма. В тайное общество вступает и младший брат Никиты Александр.

Пушкин познакомился с Никитой Михайловичем еще в Царском Селе - он бывал в Лицее. 25 апреля 1815 года Муравьев в письме к матери спрашивал: "Что делает Пушкин?" Затем поэт встретился с ним уже в Петербурге, на собраниях "Арзамаса".

Пушкина глубоко волновали политические разговоры людей, знаменитых "витийством резким". Их "мятежная наука" питала его вольнолюбивые стихи.

Собирались и в небольшом старинном особняке, где жил Илья Андреевич Долгоруков, на Екатерингофском проспекте (ныне проспект Римского-Корсакова, 37), и, по воспоминаниям современников, Пушкин здесь "читывал свои ноэли".

Пушкин умел буквально одним словом дать тончайшую характеристику каждому человеку, умел сказать о самом важном в нем. В отрывке из X главы "Онегина" он назвал Долгорукова "осторожным Ильей". За эпитетом "осторожный" встает образ человека, который хотя и был тесно связан с декабристской организацией и играл там весьма видную роль - в 1819 году избран блюстителем, - но сумел вовремя отойти от нее. Заступничество великого князя Михаила Павловича привело к тому, что дело его "осталось без дальнейшего следствия" и он не разделил участи своих товарищей.

Далее поэт создает целую вереницу образов замечательных своих современников:

 Друг Марса, Вакха и Венеры, 
 Тут Лунин дерзко предлагал
 Свои решительные меры
 И вдохновенно бормотал. 
 Читал свои Ноэли Пушкин, 
 Меланхолический Якушкин, 
 Казалось, молча обнажал
 Цареубийственный кинжал... 
 Одну Россию в мире видя, 
 Преследуя свой идеал, 
 Хромой Тургенев им внимал
 И, плети рабства ненавидя, 
 Предвидел в сей толпе дворян
 Освободителей крестьян.

Пушкин, по словам Вяземского, "жил и раскалялся в этой жгучей вулканической атмосфере".

События 14 декабря 1825 года резко изменили жизнь семьи Муравьевых. Оба брата - Николай и Александр - были арестованы, а затем осуждены на долгие годы каторги.

Страшное горе обрушилось на Екатерину Федоровну. Приходили известия о новых арестах родственников и близких друзей ее сыновей. Затих и опустел гостеприимный дом на Фонтанке. Теперь из его ворот выезжали подводы с продовольствием и всевозможными вещами, которые неутешная мать посылала в Сибирь, чтобы облегчить участь своих сыновей. Отсюда в конце декабря 1826 года выехала и жена Н. М. Муравьева Александра Григорьевна, получившая разрешение царя последовать за мужем. Со своими двумя маленькими детьми, которые оставались на руках у бабушки, она простилась навсегда.

Вид Казанского собора. Картина Алексеева Ф.Я. 1811
Вид Казанского собора. Картина Алексеева Ф.Я. 1811

Встретив Александру Григорьевну в Москве, Пушкин передал с ней стихотворение, посвященное И. И. Пущину. И в далеком Читинском остроге "государственный преступник", один из первых русских революционеров, Пущин прочел строки:

 Мой первый друг, мой друг бесценный! 
 И я судьбу благословил, 
 Когда мой двор уединенный, 
 Печальным снегом занесенный, 
 Твой колокольчик огласил. 

 Молю святое провиденье: 
 Да голос мой душе твоей
 Дарует то же утешенье
 Да озарит он заточенье
 Лучом лицейских ясных дней!

С А. Г. Муравьевой поэт отправил и всем друзьям, братьям, товарищам, томившимся в "каторжных норах", свое послание в Сибирь. В эти тяжелые дни слова надежды и ободрения, дружеского участия не могли оставить равнодушной замечательную женщину, отправившуюся в далекий трудный путь. Наверное, не раз повторяла она строки стихотворения:

 Во глубине сибирских руд 
 Храните гордое терпенье, 
 Не пропадет ваш скорбный труд
 И дум высокое стремленье.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://a-s-pushkin.ru/ "A-S-Pushkin.ru: Александр Сергеевич Пушкин"